+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Практикум по особенностям квалификации отдельных видов преступлений

Согласно ст.docx

Московский университет МВД России

Кафедра уголовного права

Практикум по квалификации отдельных видов преступлений

курсант 454 уч. взвода ФЭБ

рядовой милиции Беляева О.С.

Работа сдана на проверку «. » …2011 г.

полковник полиции Денисенко М.В.

Подпись преподавателя_________ _____

Согласно ст. 32 УК соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления.

Для соучастия требуется, чтобы деятельность соучастников была совместной. Совместность затрагивает как объективную, так и субъективную стороны, т.е. существуют объективные и субъективные признаки соучастия в преступлении.

Объективные признаки соучастия заключаются в том, что:

2. Второй объективный признак соучастия предполагает совместность действий соучастников, т.е. направленность действий на совершение общего для соучастников преступления, взаимообусловленность и взаимодополняемость действий. Соучастники могут выполнять различные по объему, характеру и интенсивности действия, они могут даже бездействовать при совершении преступления (например, не препятствовать хищению, злоупотреблению должностными полномочиями), однако причинная связанность общего преступного события с действиями (бездействием) каждого из них создает соучастие.

3. Действия каждого из соучастников находятся в причинной связи с общим, наступившим от деятельности всех соучастников, преступным результатом.

Первый субъективный признак соучастия предполагает умышленность соучастия. Объединение физических действий невозможно без желания совместно совершить преступление, поэтому само по себе соучастие характеризуется только прямым умыслом.

Умышленность соучастия тем не менее не всегда требует осведомленности о совершении преступления сообща с другими лицами. Так, пособник может не знать о действиях подстрекателя (и наоборот), однако, осознавая свой способ содействия преступлению и желая избранным способом принять участие в совместном с исполнителем совершении преступления, он тем самым соучаствует в совершении преступления.

С умышленностью соучастия тесно связан второй субъективный признак соучастия, в силу которого соучастие возможно только в умышленном преступлении. Неосторожное внешне совместное совершение преступления исключает единство воли, желание сообща совершить преступление. Такие случаи именуются неосторожным сопричинением», а действия каждого из сопричинителей квалифицируются отдельно по соответствующей статье Особенной части УК.

Следует также отметить, что если самому по себе соучастию присущ только прямой умысел, то умышленно совершаемое в соучастии преступление может характеризоваться как прямым, так и косвенным умыслом, когда соучастники, желая принять участие в совместном совершении преступления, не желают, но сознательно допускают последствия своих действий либо безразлично относятся к их наступлению.

Как уже было отмечено, институт соучастия в преступлении был и остается одним из наиболее сложных и дискуссионных институтов уголовного права. Очень многие авторы уделяли и продолжают уделять внимание этому институту с позиции его несовершенства. Уровень групповой преступности высок и обширен, и сами по себе совершаемые преступные деяния представляют собой сложный объект квалификации. Совместное преступное деяние, как представляется, вполне может включать в себя: во-первых, соучастие в преступлении (в эту форму входит собственно соучастие в преступлении и соучастие особого рода, т.е. соучастие, специально предусмотренное статьями Особенной части УК РФ — в последнее время законодатель серьезно увлекся конструированием таких составов преступлений); во-вторых, неосторожное сопричинение преступного результата (эту форму составляет совместное участие в неосторожном преступлении, а также неосторожное участие в умышленном преступлении, отчасти к нему примыкают и случаи совместного участия в преступлениях с двумя формами вины); в-третьих, совместное участие в совершении преступления с лицами, не подлежащими уголовной ответственности (к нему следует отнести посредственное причинение и объективно групповое общественно опасное деяние).

. Субъективные признаки хищения:

1) Прямой умысел. Совершение противоправного и безвозмездного изъятия имущества собственника с прямым умыслом означает, что’ лицо осознает причинение этими действиями ущерба собственнику и желает его наступления. Прямой умысел при хищении означает также, что лицо понимает, в какой именно форме им совершается хищение. Так, если виновный похищает вещь, полагая, что этого никто не видит, его действия квалифицируются как кража, несмотря на то, что за ним в это время кто-либо может наблюдать. Иными словами, здесь отсутствуют основания для вменения похитителю состава открытого хищения, т.е. грабежа.

Хищение всякого чужого имущества уголовно наказуемо независимо от того, заблуждался ли посягатель в точной принадлежности похищенного. Поэтому такая ошибка не влияет на квалификацию. Если же умысел виновного был направлен на завладение имуществом в крупном размере, и он не был осуществлен по независящим от виновного обстоятельствам, содеянное надлежит квалифицировать как покушение на хищение в крупном размере независимо от количества похищенного.

2) Корыстная цель. В теории уголовного права и судебной практике придерживаются двух различных взглядов на корыстную цель. Одна позиция состоит в том, что под корыстной целью следует понимать желание виновного получить в результате изъятия имущества материальную выгоду для себя, либо для соучастников, либо для близких ему лиц. Представляется, что в этом понимании корыстная цель неосновательно смешивается с корыстным мотивом.

Верна, на наш взгляд, иная точка зрения, согласно которой корыстная цель при хищении предполагает стремление виновного обратить чужое имущество в свою собственность или собственность третьего лица. Эта цель реализуется как получение фактической возможности владеть, пользоваться и распоряжаться похищенным имуществом как своим собственным 1 . Исходя из этой позиции, получение имущественной выгоды лично виновным либо его близкими или соучастниками хищения не считается обязательным элементом. Иными словами, указание в уголовном законе на корыстную цель как на конститутивный признак хищения не требует для вменения состава хищения установления корыстного мотива.

Как указано в постановлении Пленума Верховного Суда РФ 1 , не образуют состава хищения противоправные действия, направленные на завладение чужим имуществом не с корыстной целью, а, например, с целью его временного использования с последующим возвращением собственнику либо в связи с предполагаемым правом на это имущество. В зависимости от обстоятельств дела данные действия при наличии к тому оснований подлежат квалификации по ст. 330 или другим статьям УК. В тех случаях, когда незаконное изъятие имущества совершено при хулиганстве, изнасиловании или других преступных действиях, необходимо устанавливать, с какой целью лицо изъяло это имущество. Если лицо преследовало корыстную цель, содеянное им в зависимости от способа завладения имуществом должно квалифицироваться по совокупности как соответствующее преступление против собственности и хулиганство, изнасилование или иное преступление.

В) Служебный подлог, то есть внесение должностным лицом, а также государственным служащим или служащим органа местного самоуправления, не являющимся должностным лицом, в официальные документы заведомо ложных сведений, а равно внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание, если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности. Объектом данного преступления является нормальная деятельность государственных органов, учреждений, организаций, предприятий и органов местного самоуправления, связанная с выпуском в обращение официальных документов. С объективной стороны служебный подлог характеризуется:
а) внесением должностным лицом, а также государственным служащим или служащим органа местного самоуправления, не являющимся должностным лицом, в официальные документы заведомо ложных сведений;
б) внесением теми же лицами в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание.
Официальным документом признается письменный акт, удостоверяющий событие или факт, имеющие юридическое значение и влекущие соответствующие юридические последствия.
Предметом служебного подлога является не только официальный документ, в который вносятся указанные сведения либо исправления, но и вновь изготовленный письменный официальный акт с ложными сведениями, удостоверяющими событие или факт (листок нетрудоспособности, диплом, трудовая книжка и т.д.).
Служебный подлог может быть совершен не только в официальных документах, исходящих от того или иного государственного органа, органа местного самоуправления, государственного или муниципального учреждения, а также соответствующего органа либо учреждения Вооруженных Сил РФ, других войск и воинских формирований РФ, но и в документах, поступивших в названные органы и учреждения (доверенности, расписки, договоры, акты ревизий и т.д.).
Данное преступление считается оконченным с момента совершения указанных в комментируемой статье действий независимо от того, был ли использован по назначению подложный официальный документ или нет.
Согласно п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 31.03.61 N 2 должностные лица, выдавшие частному лицу заведомо подложные документы, дающие право на получение государственной пенсии, в целях обращения в свою пользу полностью или частично полученных на основании этих документов денежных средств, должны нести ответственность по совокупности — за хищение и служебный подлог. Служебный подлог по своей субъективной стороне характеризуется наличием со стороны виновного только прямого умысла. На это прямо указано в диспозиции уголовного закона, где говорится о заведомости действий субъекта. Помимо этого, обязательным признаком субъективной стороны, применительно к данному преступлению, является корыстная или иная личная заинтересованность.
Корыстная заинтересованность включает в себя стремление лица получить незаконную, безвозмездную прибыль или выгоду имущественного характера для себя лично или близких для него людей. Иная личная заинтересованность может выражаться в многообразных действиях и нередко представлять собой оценочное понятие, которое порой судам необходимо очень тщательно мотивировать. Закон не оговаривает вопроса о цели фальсификации лицом официального документа. Подлог все же может преследовать цель будущего: использование фальсифицированного документа для совершения другого преступления. В этом варианте виновный должен нести ответственность одновременно и за приготовление к совершению тяжкого (особо тяжкого) преступления. Субъектами служебного подлога могут быть должностные лица, а также государственные служащие или служащие органа местного самоуправления, не являющиеся должностными лицами.

Это интересно:  Компенсация за моральный и физический ущерб

Что касается отличия фальсификации доказательств от служебного подлога, то фальсификации доказательств заключается в преднамеренном искажении доказательств по гражданскому делу (например, доверенностей, расписок, договоров, актов ревизий) путем их подделки, подчистки, внесения исправлений, искажающих действительный смысл доказательства. Искажение доказательственной информации, исходящей от свидетелей, потерпевших, экспертов, т.е. живых лиц, влечет самостоятельную уголовную ответственность, под фальсификацией по гражданскому делу следует понимать подделку либо фабрикацию так называемых немых доказательств: вещественных доказательств и письменных доказательств. Не образует данного состава преступления подделка документов, которые не являются доказательствами. Такие действия могут быть квалифицированы как служебный подлог либо подделка документов по ст. 292 или 327 УК РФ.

Отличие от изготовления поддельных документов заключается в том что

Федулова, студентка выпускного курса медицинского института, работавшая до поступления в институт медсестрой в гинекологическом отделении, по настоятельной просьбе своей подруги Смирновой произвела ей аборт у себя в квартире. Аборт прошел благополучно. Это стало известно Роговой, которой Федулова уже за плату также произвела аборт. У Роговой произошло заражение крови, и она находилась на излечении четыре недели.

1. Квалифицируйте содеянное Федуловой.

Федулова совершила преступления предусмотренные ч. 1 ст. 123 т. к. оконченного высшего образования соответствующего профиля у неё не было и она не могла осуществлять данные действия на законном основании.

2. Что понимается под продолжаемым преступлением? Одно или несколько преступлений совершено Федуловой?

Продолжаемое преступление – это преступление складывающееся из ряда идентичных или сходных актов действия или бездействия, направленных к общей цели и составляющих в итоге единое преступление. Продолжаемое преступление должно быть направлено на один объект, но в данном случае объектов этих преступлений являлись две разные девушки, поэтому Федулова совершила два преступления и не одно из них продолжаемым не является.

3. Какой тяжести вред здоровью причинен Роговой, подлежит ли Федулова уголовной ответственности за его причинение?

Тема IV. Квалификация отдельных видов преступлений

1. Квалификация убийства и причинения вреда здоровью

Действующий УК (ст. 105) определяет убийство как умышленное причинение смерти другому человеку и предусматривает дифференцированное наказание за это преступление без отягчающих обстоятельств, т.е. за так называемое «простое» убийство (ч. 1 ст. 105) и за убийство, совершенное при отягчающих обстоятельствах, к которым относится убийство: а) двух или более лиц; б) лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга; в) малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека; г) женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности; д) совершенное с особой жестокостью; е) совершенное общеопасным способом; е1) по мотиву кровной мести; ж) совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; з) из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом; и) из хулиганских побуждений; к) с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера; л) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы; м) в целях использования органов или тканей потерпевшего.

Для квалификации убийства по ч. 2 ст. 105УК необходимо, чтобы существование сформулированного в соответствующем пункте данной части данной статьи объективного обстоятельства (например, беременность потерпевшей, особая жестокость или общеопасный способ убийства) осознавалось виновным, либо его умышленные действия (бездействие), направленные на лишение жизни другого человека, диктовались определенными побуждениями (мотивами) (например, корыстными, хулиганскими, национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести), либо подчинялись определенной цели (например, сокрытия другого преступления, использования органов или тканей потерпевшего). Осознанной виновным должна быть и связь совершаемого им убийства с другими преступлениями, о которых речь идет в той же ч. 2 ст. 105 УК (похищение человека, разбой, вымогательство, бандитизм, изнасилование и др.)*(58).

Это интересно:  Временно исполняющий обязанности руководителя

А для квалификации, например, убийства как совершенного организованной группой (п. «з» ч. 2 ст. 105УК) вовсе не обязательно, чтобы в умышленном лишении жизни человека непосредственно участвовала вся названная группа; достаточно и вместе с тем необходимо, чтобы убийца-исполнитель был членом этой группы и действовал хотя и в одиночку, но по ее плану — замыслу и заданию, осознавая себя элементом общего преступного механизма.

Во всем спектре вопросов, связанных с квалификацией убийства, особое место по своей теоретической сложности и практической важности занимает относительно обособленная группа вопросов, возникающих по поводу разграничения убийства (ст. 105УК) и причинения смерти по неосторожности (ст. 109УК); убийства и умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть человека (ч. 4 ст. 111УК). Решение этих вопросов предполагает необходимость в тончайшем анализе субъективных признаков преступления, что, как известно, относится к невидимой психической сфере жизнедеятельности человека. Причем подобные вопросы в судебно-следственной практике возникают в прямом смысле повседневно, а от правильности их решения в прямой зависимости находится законность, обоснованность и справедливость судебного решения по уголовному делу.

Базовое значение здесь имеют следующие положения. Убийство — преступление с материальным составом, причем оно может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. При прямом умысле виновный осознает, что посягает на жизнь другого человека, предвидит, что его деяние содержит в себе реальную возможность или неизбежность наступления смерти и желает ее наступления. При косвенном умысле виновный осознает, что посягает на жизнь другого человека, предвидит, что в результате этого деяния, причем как действия, так и бездействия, может наступить его смерть, и хотя и не желает такого результата, но сознательно допускает его либо безразлично относится к наступлению смерти потерпевшего.

Но покушение на убийство может быть совершено только с прямым умыслом, когда виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (в виду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и др.) (п. 2уже упоминавшегося Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105УК)»)*(59).

Если же умысел виновного был направлен не на лишение жизни потерпевшего, а на причинение тяжкого вреда его здоровью, но в результате умышленных действий наступила смерть потерпевшего, действия виновного подлежат квалификации по ч. 4 ст. 111УК. При решении вопроса о направленности умысла в подобных ситуациях следует исходить, — разъясняет Верховный Суд РФ, — из совокупности всех обстоятельств содеянного, в частности, учитывать способ и орудие преступления, количество, характер и локализация телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения (п. 3Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105УК)»).

Судебно-следственная практика изобилует спорными случаями квалификации преступлений, совершенных с двумя формами вины. Чаще всего это уголовные дела об умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111УК), а ошибки, исправлять которые приходится вышестоящим судебным инстанциям, касаются отграничения названного преступления от убийства (ст. 105УК), а иногда от посягательства на жизнь сотрудника правоохранительных органов (ст. 317УК).

К. был признан виновным и осужден по ч. 4 ст. 111УК за то, что умышленно нанес тяжкий вред здоровью оперативному уполномоченному С., от чего потерпевший скончался. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев уголовное дело в кассационном порядке по жалобе потерпевших, согласилась с доводами кассаторов, что юридическая оценка судом действий виновного не соответствует фактическим обстоятельствам дела, поскольку, во-первых, посягательство совершено на сотрудника правоохранительного органа, находившегося при исполнении своих служебных обязанностей по обеспечению общественного порядка и общественной безопасности, а во-вторых, «при решении вопроса о содержании умысла виновного суду следовало исходить из всех обстоятельств совершенного преступления: способа его совершения, характера и локализации телесных повреждений, интенсивности действий виновного и их направленности на нарушение функций жизненно важных органов потерпевшего, а также множественности ударов, которые в своей совокупности могут свидетельствовать о намерении виновного добиться смерти. К. наносил потерпевшему удары ногами, обутыми в грубую тяжелую обувь, которая в силу массивности при достаточной силе удара и множественности ударов способна причинить телесные повреждения различной степени тяжести, в том числе и тяжкие. удары наносились по голове и повлекли причинение потерпевшему закрытой черепно-мозговой травмы с переломом основания черепа и размозжением вещества головного мозга, кровоизлиянием под твердую и мягкую мозговые оболочки. С. скончался в больнице спустя семь суток после причинения ему телесных повреждений, несмотря на своевременно принятые интенсивные меры по спасению его жизни в условиях стационара». На этом основании приговор был отменен с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение*(60).

Данное судебное решение может служить также иллюстрацией еще одного тезиса, имеющего непосредственное отношение к теории и практике квалификации преступлений: признаки субъективной стороны состава преступления всегда выводятся из объективных признаков, а не наоборот. Достоверное суждение о помыслах человека можно составить только на основе его поступков. Поэтому система субъективных признаков преступления не существует обособленно от объективных*(61).

Несмотря на то, что вопросам квалификации убийства традиционно уделялось и уделяется максимальное внимание юристов и в этом деле накоплен огромный практический опыт, а также получены значительные достижения научной мысли, проблему нельзя признать полностью решенной. По некоторым уголовным делам все еще принимаются судебные решения, которые не убеждают в своей правильности и вызывают дискуссии специалистов. Сказанное относится, в частности, к квалификации так называемых заказных убийств, т.е. убийств по найму, резко возросшее число которых на почве передела собственности является одной из примет нашего времени.

Предприниматель Пендюрин, желая избавиться от своего компаньона по бизнесу, обратился к Старощуку с просьбой найти того, кто за вознаграждение убил бы его компаньона — Белошейкина и передал на указанные цели 6 тысяч долларов США. Старощук уговорил совершить преступление за 3 тысячи долларов Григорьева, передал ему фотографии потерпевшего и снабдил необходимыми сведениями, а Григорьев привлек к делу Мелкумяна, пообещав простить ему долг в 1 тысячу долларов. Вдвоем Григорьев и Мелкумян убили Белошейкина. Суд первой инстанции осудил: Пендюрина за подстрекательство к убийству по найму группой лиц по предварительному сговору (ч. 5 ст. 33УК ип. «ж»и«з» ч. 2 ст. 105УК), а Старощука — за подстрекательство к совершению данного преступления и пособничество ему (ч. 4и 5 ст. 33 и те же п. «ж» и «з» ч. 2 ст. 105 УК). Рассмотрев данное уголовное дело в кассационном порядке, Военная коллегия Верховного Суда РФ исключила из приговора в отношении обоих осужденных квалифицирующий признак «группой лиц по предварительному сговору», потому что каждый из осужденных подстрекал к убийству только одного человека. Таким образом, приговором, вступившим в законную силу, Пендюрин признан виновным в подстрекательстве к убийству по найму при отсутствии иных квалифицирующих обстоятельств, а Старощук в подстрекательстве к этому преступлению и пособничестве его совершению*(62).

Это интересно:  Могу ли я написать жалобу на участкового

Такая квалификация представляется спорной, не отражающей высокой степени общественной опасности содеянного осужденными. Устранение конкурента по бизнесу, т.е. лишение жизни взрослого, дееспособного, активного человека, — акция, немыслимая без тщательной организации, а организация предприятия не бывает без организатора, который является его «душой», генератором самой идеи, вдохновителем и наладчиком ее практического осуществления*(63). Без таких закулисных заказчиков, планирующих и оплачивающих преступление, не было бы ни убийц, ни жертв. С учетом этих соображений роль Пендюрина и Старощука неизбежно ассоциируется с ролью организаторов убийства по найму.

Контрольная работа: Практикум по особенностям квалификации отдельных видов преступлений (вариант 7)

План работы:

Преимущества покупки этой работы:

– После заполнения формы Вам придет письмо с условиями Вашего заказа и разъяснениями.

  • Данная работа является авторской, в Интернете такой работы НЕТ.
  • Вы получите эту работу сегодня в самые кратчайшие сроки (от 15 минут до 4-х часов).
  • По Вашему желанию мы можем скрыть название и оглавление приобретенной Вами работы с нашего сайта на срок Вашей сдачи.

Отзывы наших клиентов

Спасибо Вам большое) Айгуль, 10.04.2017

Спасибо за помощь, скорость и честность) Ирина, 28.03.2018

С Новым годом и Рождеством! Спасибо за качественную работу. Мой научный руководитель дал ей очень высокую оценку. Владимир, 10.01.2014

Спасибо в очередной за помощь. Елена, 20.03.2015

Практикум по особенностям квалификации отдельных видов преступлений Вариант 1

Практикум по особенностям квалификации отдельных видов преступлений Вариант 1

КАФЕДРА УГОЛОВНОГО ПРАВА
ПРАКТИКУМ
по учебной дисциплине

Практикум по особенностям квалификации отдельных видов преступлений
1. Содержание ответа на теоретическое задание должно полностью раскрыть предложенную тему.
В конце следует представить список литературы, конкретно использованной слушателем при написании ответа на первый вопрос, вначале которого указываются нормативные акты, а затем научная и учебная литература, источники из Интернета (по желанию слушателя).

2. В задачах №1 и №2 дается для анализа текст, представляющий собой фабулу конкретного преступления, а также вопросы, на которые необходимо дать ответ. Список литературы.
Практикум выполняется на одной стороне стандартных листов формата А4. Компьютерный текст набирается шрифтом TimesNewRoman, 14 размера с полуторным интервалом, абзацный отступ – 1,25 (5 знаков), текст должен иметь поля: верхнее — 20 мм, правое — 10 мм, левое — 30 мм, нижнее — 20 мм. Листы практикума должны быть сшиты иметь сквозную нумерацию.
Структура практикума состоит из титульного листа (оформляется в соответствии с приложением), оглавления, заданий и ответов на них, списка использованной литературы.

Вариант 1
Задание
Действия уголовного закона в отношении лиц, совершивших преступление вне пределов Российской Федерации. Выдача лиц, совершивших преступление.
Задача 1
Водянов распивал на пустыре спиртные напитки с Щегловым. Когда они выпили бутылку водки, между ними возник спор, переросший в драку. Находившиеся неподалеку Лялин и Грошев разняли их. Вскоре Водянов заснул под кустом. Затаивший на него злобу Щеглов достал нож и нанес им несколько ударов в грудь спящего Водянова, вследствие чего тот скончался от полученных ран.
Квалифицируйте действия Щеглова.
Задача 2
Глава городской администрации Бураков, не имея полномочий на принятие решений об отчуждении муниципального недвижимого имущества другим собственникам, вынес решение о передаче в аренду Гусаковскому, а затем и предоставлении в его собственность расположенного в центре города участка муниципальной земли площадью более 2400 кв.м, а также находящегося на нем цветомузыкального фонтана, принадлежавшего Федерации независимых профсоюзов России.
В результате муниципалитет лишился участка земли стоимостью более 1 млн.руб., а Федерация профсоюзов – фонтана, оцененного в сумму более 800 тыс.руб.
1. Квалифицируйте действия Буракова.
Приложение 2.

ОБРАЗЕЦ РЕШЕНИЯ ЗАДАЧИ.
Задача № 1.
Сурин из хулиганских побуждений нанес удар ногой в живот Светловой, которая находилась на пятом месяце беременности. Вследствие этого удара у Светловой произошёл выкидыш.
Дать правовую оценку действиям Сурина.
Решение:
Действия Сурина подпадают под признаки преступления предусмотренного пунктом «д» части 2 статьи 111 УК РФ — умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершённое из хулиганских побуждений.
Объект:
— родовой – личность;
— видовой – жизнь и здоровье человека;
— непосредственный – здоровье человека.
Потерпевшая – Светлова.
Объективная сторона
Состав по конструкции материальный:
— Общественно опасное деяние в форме действия, выразившееся в ударе ногой в живот беременной женщине;
— Общественно опасные последствия – преждевременное прерывание беременности (выкидыш);
— Наличие прямой причинной связи между общественно опасным деянием и наступившими общественно опасными последствиями: выкидыш произошёл в результате удара ногой в живот потерпевшей.
Субъективная сторона:
Характеризуется виной в форме умысла. Вид умысла – косвенный. Сурин осознавал, что его поведение противоправно, предвидел наступление опасных последствий, но, скорее всего, не желал, но сознательно допускал эти последствия либо относился к ним безразлично. На это указывает то, что он руководствовался хулиганскими побуждениями, то есть преступление было совершено без повода, на почве явного неуважения к общепринятым моральным нормам, желанием продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение.
Хулиганские побуждения в данном случае являются мотивом совершения преступления и выступают в качестве квалифицирующего признака.
Субъект:
Вменяемое физическое лицо, достигшее к моменту совершения преступления возраста 14 лет (ч.2 ст.20 УК). Сурин отвечает этим признакам, следовательно, он является субъектом данного преступления.
УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКОЕ И ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ:
НОРМАТИВНО-ПРАВОВЫЕ АКТЫ:
1. Конституция Российской Федерации (официальный текст с внесенными 30.12.2008 г. поправками). Российская газета, № 7, 21.01.2009 г.
2. Федеральный закон от 07.02.2011 г. № 3-ФЗ «О полиции». Российская газета, федеральный выпуск № 5104, 08.02.2011 г.
3. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (в ред. 28.12.2013 г. №432-ФЗ).
ОСНОВНАЯ ЛИТЕРАТУРА:

Статья написана по материалам сайтов: studfiles.net, superinf.ru, aleksejev.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector