+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Тактическая операция в криминалистике

Тактическая комбинация – это определенное сочетание тактических приемов или следственных действий, преследующее цель решения конкретной задачи расследования в данной следственной ситуации. В рамках одного следственного действия тактическая комбинация – сочетание тактических приемов (простая или элементарная тактическая комбинация). В рамках расследования конкретного уголовного дела тактическая комбинация – сочетание одноименных и разноименных следственных действий, а иногда и организационно-технических мероприятий, носящих обеспечивающий характер (сложная тактическая комбинация). Если в ходе расследования (особенно на начальном этапе) реализуются данные, полученные оперативным путем, тактическая комбинация может представлять собой сочетание оперативно-розыскных и следственных действий. Такую тактическую комбинацию можно назвать оперативно-тактической, однако с процессуальной точки зрения имеют значение только следственные действия, в проведении которых реализуются, используются, т. е. приобретают процессуальный статус данные, полученные оперативным путем. Оперативно-розыскные мероприятия, как элемент тактической комбинации, лишь создают условия, обеспечивающие результативность и безопасность следственных действий, входящих в тактическую комбинацию. В свою очередь, следственные действия могут обеспечивать последующие оперативно-розыскные мероприятия в структуре единой оперативно-тактической комбинации. Оперативно-тактическая комбинация осуществляется благодаря взаимодействию следователя с оперативным работником органа дознания, каждый из которых действует строго в пределах своей компетенции и своими методами.

В тактической комбинации наряду с действиями может быть запланированное бездействие (выжидание со стороны подозреваемого, его сообщников и т. п.). Термин тактическая комбинация предложен Р. С. Белкиным в 1979 г. Наряду с ним в литературе используется предложенный А. В. Дуловым в 1972 термин «тактическая операция», содержание которого аналогично понятию сложной тактической комбинации.

Предложенный термин «тактическая комбинация» был принят не всеми криминалистами. Так, Л. Я. Драпкин писал: «Что касается термина «тактическая комбинация», то он представляется нам менее удачным, чем «тактическая операция». Понятие «комбинация» пришло в криминалистику из теории и практики оперативно-розыскной деятельности (ОРД), где оно имеет иную функциональную и структурную нагрузку. Кроме того, этот термин недостаточно строг и в обычном смысловом его понимании».

Не придавая принципиального значения термину, следует все же заметить ошибочность доводов Л. Я. Драпкина. Во- первых, термин 2операция», как и термин «комбинация», — военные по происхождению. Они действительно (оба!) были восприняты теорией ОРД. Во-вторых, термин «операция» в ОРД несет ту же функциональную и структурную нагрузку, что теперь и в криминалистике. И в ОРД он обозначает систему действий, жестко связанных единым замыслом и направленным на решение единой задачи. В-третьих, термин «комбинация» (от позднелат. Combinatio-сочетание) означает «совокупность объединенных единым замыслом приемов, действий и т. п. Термин выражает суть этого криминалистического понятия.

Классификация тактических комбинаций:

— Одноименные и разноименные

— Сквозные и локальные

Сложные — содержанием которых является система отдельных следственных действий.

Простые – состоящие из системы тактических приемов, применяемых в рамках одного следственного действия.

Однородные (одноименные)-состоят из одноименных следственных действий.

Разноименные – состоят из различных следственных действий, а также из следственных действий, иных действий и мероприятий.)

Рефлексивные – рефлексивное управление лицом, противодействующим следствию, обеспечивающие и контрольные, осуществляемые для проверки правильного хода расследования, хода отдельных следственных действий и т. д.

Целью тактической комбинации всегда служит воздействие на следственную ситуацию в целом или на ее компоненты, а оно в конечном счете всегда влияет на людей, так или иначе связанных с расследуемым делом. Правомерность такого воздействия и служит основным условием допустимости проведения тактической комбинации.

Криминалистическое учение о моделировании (понятие, виды, значение, дискуссионные вопросы).

Моделирование рассматривается материалистической диалектикой как одно из средств отображения и познания действительности, способствующее раскрытию закономерностей природы и общества. Моделирование как метод научного познания широко используется в логике, математике, физике, химии, биологии и других науках. С помощью этого метода создаются сложные теоретические концепции, выдвигаются и обосновываются гипотезы. Моделирование используется в науке и практике, когда прямое исследование фактов невозможно или нецелесообразно.

В праве, следственной и судебной практике моделирование тоже известно не первый день. Однако применительно к расследованию преступлений освоение этого метода проходило сравнительно медленно.

Метод моделирования применяется в судебной экспертизе, в частности при производстве криминалистических, автотехнических и некоторых других видов экспертиз. В аспекте моделирования могут быть рассмотрены и более общие познавательные процедуры, например построение версий и планирование расследования. Несмотря на различия в подходе исследователей к описанию метода моделирования, можно констатировать, что его сущность понимается однозначно: при моделировании для изучения какого-либо объекта (процесса, явления) используется не сам объект, а заменяющая его модель.

Под моделью, — пишет В. А. Штофф, — понимается такая мысленно представляемая или материально реализованная система, которая, отображая или воспроизводя объект исследования, способна заменить его так. Что ее изучение дает нам новую информацию об этом объекте.

Особым случаем моделирования необходимо признать реконструкцию, под которой в расследовании понимается восстановление, воссоздание объектов, ситуаций по сохранившимся остаткам, описаниям, фотоснимкам и другим данным. От реконструкции как разновидности материального моделирования надо отличать реставрацию, тоже имеющую цель восстановление первоначального облика какого-либо объекта, но не являющуюся разновидностью моделирования. В результате реконструкции создается модель объекта, его аналог. При реставрации воссоздается тот же объект. В расследовании складываются специфические приемы моделирования и особые разновидности моделей.

Классификация моделей по сферам применения:

1. при производстве следственных действий для получения доказательственной информации;

2. в экспертной практике

3. в оперативно-розыскной деятельности;

4. в организационно-управленческой деятельности, обеспечивающей организацию процесса расследования и оперативно-розыскной деятельности.

Моделирование при производстве следственных действий используется для проверки имеющихся и получения новых доказательств, исследования версий в тех случаях, когда прямое, непосредственное изучение объектов невозможно или нецелесообразно (например, когда обстановка на месте происшествия полностью или частично изменена, вещественные доказательства утрачены и т. п.)

Средства и приемы моделирования при производстве следственных действий разнообразны. Целесообразно различать:

1.приемы моделирования, обеспечивающие получение информации о внешних формах и признаках объектов-оригиналов, непосредственное изучение которых невозможно или затруднено по объективным причинам. К их числу относятся: изготовление слепков с следов, изготовление муляжей; мысленное моделирование, получающее выражение в виде схем, рисунков отдельных предметов.

2. приемы моделирования, обеспечивающие получение информации о какой-либо ситуации (первоначальном положении предметов на месте происшествия, положении стрелявшего и потерпевшего. Например: баллистическая реконструкция и т. п.

3. с позиций моделирования можно рассматривать и такие технические приемы отображения, как фотографирование, видео- и звукозапись речи

Субъектами моделирования в расследовании могут быть: следователь, прокурор-криминалист, прокурор, эксперт, специалист.

Моделирование в розыскной деятельности обеспечивает установление подозреваемого, поиск похищенного имущества, вещественных доказательств.

Объектами моделирования здесь являются: личность разыскиваемого (чаще всего подозреваемого), отдельные предметы, похищенные при совершении преступления; орудия преступления.

В качестве специальных приемов моделирования используются:

-собирательные портреты внешности разыскиваемого, составляемые с помощью технических средств

-описание внешности разыскиваемого по методу «словесного портрета»

-составление схем, графиков

Субъектами моделирования здесь являются: специалисты (художники, операторы ЭВМ, фотографы). Участие в создании моделей может принимать следователь, а также потерпевший и свидетели.

Моделирование является методом экспертного исследования. В качестве объектов моделирования выступают: отдельные предметы, явления, ситуации, связанные с изучаемым событием (например, дорожно-транспортным происшествием).

Модели, обладающие наглядностью выполняют иллюстративную функцию, служат средством наглядного подтверждения доказываемых положений. Модели, используемые при проведении следственных действий, являются источником доказательственной информации.

Моделирование позволяет исследовать и объяснить связи между фактами, в частности связь элементов состава преступления. Моделирование является одним из методов накопления и обработки криминалистической информации, которая концентрируется в различных учетах, используемых в целях розыска и установления преступника.

Условия допустимости моделирования при расследовании преступлений:

1. объективность и научность этого метода. Моделирование основывается на положениях математики, логики и т. п.

2. простота, доступность и эффективность

3. безопасность применения

Общетеоретические вопросы криминалистических версий (понятие, классификация).

Следственная версия — логически построенное на основе фактических данных, требующее проверки предположение следователя о событии преступления, его отдельных обстоятельствах, личности виновного, характере его вины. На первом месте – логическая сфера.

Следственная версия – строящаяся в целях установления истины по делу интегральная идея, образ, создаваемые фантазией следователя, содержащие оценку наличных данных в форме гипотезы (выполняет функцию модели события преступления). Красной линией проходит подсознательная деятельность, противоречие воображению «в форме гипотезы».

Термин «версия» в отечественной литературе впервые употребил С. А. Голунский, обозначив им предположения следователя об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу.

Криминалистическая версия – разновидность частной гипотезы. Объясняя сущность, происхождение и связи отдельных фактов, она имеет значение только для данного случая. Но (в отличие от рабочей гипотезы) версия не носит временного характера. Будучи выдвинутой, она претендует на истинность, т. е. постоянство объяснения. Версии заменяются другими не в силу своей временности, а потому, что они опровергнуты как ложные.

Но, признавая криминалистическую версию частной гипотезой, следует иметь в виду, что она представляет собой специфическую разновидность такой гипотезы. Ее отличия от иных частных гипотез заключается в том, что она:

1. конструируется и используется в специфической сфере общественной практики – уголовном судопроизводстве.

2. Выдвигается и проверяется лицами, специально уполномоченными на то законом

3. Объясняет факты и обстоятельства, значимые для установления истины по делу

4. Должны быть проверена в ограниченный законом срок

5. Проверяется специфическими методами, обусловленными законом

6. Проверяется в условиях, когда возможно активное противодействие со стороны заинтересованных в сокрытии истины лиц

Эти отличия версии от других частных гипотез отражают отличия судебного исследования от научного.

Версия – это обоснованно предположение о факте, явлении. В процессе доказывания могу возникать различные предположения, суждения, догадки относительно исследуемых фактов. Но эти предположения только тогда могут стать версией, когда они основаны на известных фактических данных, базируются и объясняют всю соответствующую совокупность таких данных. В этом находит свое выражение такой признак криминалистической версии, как ее реальность в данных обстоятельствах места и времени. Версия становится следственной, когда ее придает следователь к руководству.

Васильев: (по объему знаний)

-общие (состав, стороны, отдельные обстоятельства)-всесторонне объясняют событие

Ларин (по юридической значимости):

-по составу в целом

-по отдельным сторонам состава

— по отдельным обстоятельствам

-типичные -наиболее характерны для данной ситуации с точки зрения обобщенной следственной, судебной или экспертной практики

По логической форме суждений:

По степени определенности:

-рабочие (определены цель, объект)

По временной направленности:

58. Криминалистическая (тактическая) операция: понятие, виды, значение.

Понятие тактической операции является специфической разновидностью общего понятия операция». По словарному определению операция — это некая совокупность целенаправленных действий. При криминалистической трактовке этого определения в его тактическом варианте учитывается, что:

— тактическая операция представляет собой сложную организованную структуру, являющуюся составной частью поисково-познавательной деятельности в стадии предварительного расследования;

— тактическая операция проводится для решения какой-либо задачи расследования, выступающей в качестве цели данной операции;

— предметно-практические действия, реализуемые в рамках тактической операции, образуют определенным образом упорядоченный комплекс, все элементы которого тесно связаны между собой, взаимодополняя и развивая друг друга;

— в круг указанных действий включаются не любые, а только такие действия, которые допускаются в уголовном процессе:

— тактическая операция организуется и проводится под руководством и с участием следователя, в производстве которого находится уголовное дело:

— общим объектом тактического воздействия при проведении указанной операции является следственная ситуация, сложившаяся в ходе незавершенного расследования.

Приведенные обстоятельства предопределяют специфические черты тактической операции, позволяющие отграничивать ее от любых иных операций, включая другие виды криминалистических операций. С учетом этого тактическая операция определяется как относительно самостоятельная специфическая структура деятельностного типа, реализуемая следователем для решения какой-либо задачи расследования в условиях сложившейся ситуации.

Тактические операции проводятся для достижения самых различных целей, поскольку весьма разнообразна номенклатура задач расследования. К их числу, в частности, относятся: выявление преступления; установление какого-либо обстоятельства, включенного в уголовно-процессуальный предмет доказывания, и вспомогательных фактов (способа совершения преступления, личности неизвестного потерпевшего по его трупу, лица, совершившего преступление, скрывшегося с места происшествия, и т. д.); изобличение виновного: обнаружение похищенного, орудия преступления, использованных преступником транспортных средств: розыск скрывшегося от следователя обвиняемого. Инициатором тактической операции может быть надзирающий за следствием прокурор, руководитель следственного подразделения и органа дознания, судья, член и руководитель следственной группы. Однако организует тактическую операцию, руководит ею и участвует в ней всегда только тот работник правоохранительных органов, в производстве которого находится уголовное дело.

Обязательным элементом рассматриваемого тактического комплекса являются следственные действия. Некоторые тактические операции проводятся путем производства только следственных действий. Однако не редко в структуру тактических комплексов наряду со следственными включаются и другие действия. В одних случаях они проводятся в автономном режиме силами работников органа дознания, комиссиями специалистов, отдельными специалистами, действующими в рамках единого согласованного плана, по инициативе и под контролем руководителя операции. В других случаях действия специалистов, работников органа дознания входят в качестве элементов в содержание следственных действий. При необходимости к участию в тактической операции привлекаются потерпевший, иные участники уголовного процесса, представители общественности.

Тактическая операция может развиваться в одном или одновременно в нескольких направлениях, как в рамках одного административно-территориального региона, так и в различных регионах, как в одной социальной, экономической сфере, так и в различных сферах человеческого бытия и деятельности. В ходе тактических операций могут применяться как общекриминалистические и оперативные средства и методы, так и специфические средства и методы решения задач, в том числе использоваться средства и возможности контролирующих органов, а также специальные технические средства не криминалистического профиля (например, применяемые в военном деле, в сфере строительства).

Тактические операции классифицируются по различным основаниям:

1) по характеру следственных ситуаций, в условиях которых проводятся тактические операции:

а) проводимые в простых ситуациях:

б) проводимые в условиях сложной ситуации (проблемной, конфликтной и т. д.):

2) по отношению к предмету доказывания:

а) способствующие установлению обстоятельств, входящих в предмет доказывания;

б) способствующие установлению вспомогательных фактов:

3) по характеру и содержанию действий:

а) состоящие только из следственных действий;

б) состоящие из разл-х действий (следственных, ревизионных, оперативно-розыскных и т. д.);

4) по отношению к этапам расследования:

а) проводимые на первоначальном этапе;

б) проводимые на промежуточном этапе:

в) проводимые на заключительном этапе;

5) по содержанию решаемых задач:

а) способствующие поиску людей:

б) способствующие обнаружению вещей и т. д.:

6) по организационной структуре:

а) проводимые работниками, объединенными в постоянно действующие организационные структуры;

б) проводимые временно действующими структурами, специально созданными для реализации тактической операции:

7) по уровню общности:

Наряду с этим существуют и другие классификации тактических операций. К их числу относятся классификации, строящиеся по следующим основаниям: 1) по характеру расследуемых дел (операции, выполняемые по делам о преступлениях против личности, против собственности и т. д.); 2) по участникам (проводимые только работниками правоохранительных органов, проводимые ими совместно с другими лицами); 3) по месту (проводимые в одном месте, проводимые в разных местах); 4) по времени совершения действий (реализируемые в одно время, реализируемые в разное время). Криминалистическая классификация тактической операции позволяет глубже проникнуть в сущность данного объекта, более полно, четко, в развернутом виде увидеть его содержание, вскрыть лежащие в его основе закономерности. Знания о выделяемых таким путем специфических разновидностях тактической операции используются в следственной практике, в учебных и научно-исследовательских целях для их типизации, определения особенностей структуры деятельности по подготовке и проведению тактических операций по делам различных категорий, разработки методик подготовки и проведения отдельных видов операций в типичных ситуациях расследования. В настоящее время созданы различные алгоритмизированные типовые модели тактических операций («Выявление», «Атрибуция трупа», «Изобличение», «Контрольная закупка», «Розыск» и другие). Некоторые из них введены в память ЭВМ и используются в учебных и практических целях (в том числе в диалоговом режиме) на базе средств вычислительной техники.

Криминалистическая тактическая операция

Понятие криминалистической тактической операции

Приоритет разработки учения о тактической операции принадлежит А.В. Дулову. По его мнению, тактическая операция представляет собой сложный комплекс, систему, а не простую «совокупность (блок) следственных, организационно-управленческих и обслуживающих действий».

Несмотря на значительное внимание, уделяемое тактическим операциям многими учеными, по большинству вопросов данного института среди ученых-криминалистов нет единого мнения. Ряд авторов вообще отрицают существование тактических операций или отождествляют категории тактической операции и тактической комбинации. С.А. Величкин предлагает использовать термин «тактическая задача», Л.Я. Драпкин и Р.С. Белкин допускают существование категории тактической операции, однако более приемлемым считают термин «тактическая комбинация».

Р.А. Каледин, В.В. Степанов, А.Е. Михальчук, Н.А. Селиванов, Н.А. Марочкин и многие другие считают тактическую операцию более широким определением, включающим в себя в качестве факультативной составной части и тактические комбинации. При этом А.Е. Михальчук проводит разграничение между этими двумя терминами по целям, субъектам, средствам, масштабности, месту, времени проведения и ситуации использования.

Думается, данный вариант подхода к взаимосвязи тактических операций и тактических комбинаций является более обоснованным.

Безусловно, результативность тактической операции во многом зависит от соблюдения требований, предъявляемых к данным криминалистическим комплексам. В.И. Шиканов выделил четыре основных требования к тактической операции:

  • каждая тактическая операция должна быть направлена на решение конкретной тактической задачи, иметь четко поставленную цель;
  • эффективность осуществления тактической операции обеспечивается оптимальным использованием сил и средств;
  • каждая тактическая операция должна быть спланирована во времени, что позволит увязать между собой проведение как ряда тактических операций, так и мероприятий, входящих в комплекс тактической операции;
  • эффективное осуществление тактической операции возможно лишь при условии централизации и единого руководства.

Принципами тактической операции являются принцип индивидуальности, обязательности проведения криминалистического анализа расследуемого преступления при организации тактической операции, обязательности использования требований и рекомендаций научной организации деятельности, динамичности, сочетания коллегиальности и единоначалия, обязательного соблюдения этических норм.

Оптимальную периодизацию тактической операции предложил А.В. Дулов, выделив следующие этапы:

  • этап принятия решения — сложный волевой акт, принимаемый в каждом конкретном случае на основе известных фактов;
  • моделирование тактической операции. Прежде чем решение воплощается в жизнь, человек прогнозирует его развитие. Мысленное моделирование может сопровождаться воспроизведением плана в натуре;
  • этап подготовки операции. На этом этапе проводится комплекс действий, направленных на сбор информации и инструктирование участников операции. А.В. Лагутин рассматривает исследование информации о конкретных обстоятельствах с учетом дополнительно собранных сведений в качестве отдельного этапа тактической операции. Но, на наш взгляд, эти действия должны проводиться на этапе подготовки операции;
  • этап непосредственного проведения действий, составляющих тактическую операцию;
  • этап процессуального оформления. Ход и результаты тактической операции и всех составляющих ее процессуальных действий должны быть обязательно зафиксированы в материалах уголовного дела;
  • этап оценки хода и результатов тактической операции. Проводится ее психологический и логический анализ, учитываются процессуальное оформление, правильность задачи операции, принятые решения.

Учитывая изложенное, тактическую операцию можно охарактеризовать как обусловленную следственной ситуацией целостную, внутренне согласованную систему процессуальных, оперативно-розыскных, проверочных, вспомогательных действий и мероприятий, проводимых под единым руководством, для решения конкретной тактической задачи, когда поставленную цель невозможно достичь проведением отдельного действия или мероприятия.

Классификация криминалистических тактических операций. Структура тактической операции

Опираясь на разработанные в криминалистике подходы к общей классификации тактических операций, дифференциацию тактических операций, связанных с задержанием, можно провести по следующим основаниям:

  • по характеру и содержанию действий;
  • по отношению к этапам расследования (проводимые на первоначальном, промежуточном, заключительном этапах);
  • по организационной структуре (проводимые работниками, объединенными в постоянно действующие организационные структуры; проводимые временно действующими структурами, специально созданными для реализации тактической операции);
  • по месту (проводимые в одном месте или в разных местах);
  • по времени совершения действий (реализуемые в одно время или в разное время);
  • по уровню тактического риска (с высоким уровнем тактического риска, с незначительным тактическим риском);
  • по типичности решаемых тактических задач (типовые тактические операции и специфические тактические операции);
  • по основной направленности тактической операции (тактические операции, направленные на обеспечение сбора информации относительно конкретного объекта (факта); направленные на установление факта непосредственного контакта лица с объектами, являющимися элементами структуры преступления; направленные на поиск отсутствующих источников криминалистически значимой информации; направленные на одновременное изъятие необходимых для расследования объектов).
Это интересно:  Что такое сервисный сбор при покупке авиабилетов

Системно-структурный метод исследования предполагает рассмотрение любых объектов в качестве сложных образований, имеющих определенную структуру и являющихся компонентами более общих систем; познание особенностей структуры объекта; нахождение системообразующих факторов. Для этого необходимо проследить взаимосвязь терминов «система», «структура» и «элемент».

Система представляет собой такую совокупность компонентов, которая в своем единстве приобретает качественно новое значение по сравнению со всеми ее составляющими.

Элемент — самостоятельная часть системы, не обладающая ее характеристиками. Иными словами, элемент — это мельчайшая часть системы. Однако элемент может иметь свои составные части, свою подсистему.

Способ организации системы, взаимосвязи ее элементов называется структурой.

В связи с разным концептуальным пониманием различными авторами сущности тактической операции выделение составных структурных элементов данного понятия также производится ими по различным основаниям.

Оптимальным является мнение основоположника теории тактических операций А.В. Дулова, который выделяет следующие элементы тактической операции: цель, условия, средства, субъект и объект деятельности. Составными элементами тактической операции являются:

1) цель — конкретная тактическая задача, предполагаемый и ожидаемый результат, на который направлены действия субъекта, субъективный образ желаемого результата.

Относительно определения круга субъектов тактической операции высказывается много мнений. Думается, оптимальным является определение круга субъектов тактической операции, предложенное Н.П. Яблоковым. Он включил в круг субъектов следователя и взаимодействующих с ним лиц. Такой вариант определения круга субъектов данных криминалистических комплексов применим к любым тактическим операциям;

2) объект тактической операции — то, на что направлены действия субъекта. В зависимости от задачи тактической операции ее объектом может являться как один человек, так и группы лиц, сообщества. По мнению В.А. Образцова, объектами воздействия могут выступать также вещи, документы, отношения, связи;

3) условия тактической операции представляют собой конкретную следственную ситуацию, сложившуюся на момент проведения тактической операции. Согласно определению Н.П. Яблокова следственная ситуация представляет собой «положение, складывающееся в какой-то интересующий следователя момент его деятельности по расследованию преступления, характеризующее тактическое, стратегическое или тактико-стратегическое информационное своеобразие оцениваемого следственного момента».

Тактическая операция определяется характером следственной ситуации, сложившейся на определенном этапе расследования. Комплекс следственных, оперативно-розыскных и иных средств, входящих в тактическую операцию, обусловлен в первую очередь характером совершенного преступления и следственной ситуацией. Обстоятельствами, определяющими вид тактической операции и ее объем, являются наличие доказательственной информации на данный период расследования, а также круг данных, подлежащих установлению;

4) средства тактической операции — конкретные упорядоченные проявления активной деятельности субъектов тактической операции, направленные на решение поставленной тактической задачи.

По нашему мнению, средствами тактической операции являются:

а) следственные действия. В УПК РФ отсутствует четкое законодательное определение следственного действия, но, пользуясь определением неотложных следственных действий (п. 19 ст. 5), можно представить общую трактовку данного термина как регламентированные УПК РФ действия, осуществляемые дознавателем, следователем в целях обнаружения, фиксации и изъятия следов преступления и иных доказательств;

б) иные процессуальные действия. УПК РФ дает общее понятие процессуальных действий как следственных, судебных и иных действий, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом РФ. Поскольку следственные действия выделены как отдельное средство тактической операции, то иные процессуальные действия в ее структуре представляют собой действия лиц, ведущих расследование, регламентированные процессуальным законом, но не охватываемые термином «следственные действия»;

в) оперативно-розыскные мероприятия. Конкретное определение данного термина в законодательстве отсутствует. Взяв за основу определение оперативно-розыскной деятельности (указанное в Законе «Об оперативно-розыскной деятельности»), оперативно-розыскные мероприятия можно определить как предусмотренные законом действия, осуществляемые гласно и негласно оперативными подразделениями уполномоченных государственных органов, предназначенные для выполнения задач оперативно-розыскной деятельности;

г) применительно к стадии решения вопросов, связанных с возбуждением уголовного дела, в качестве самостоятельной группы могут быть выделены проверочные мероприятия (ревизионные, контрольные), направленные на собирание информации, необходимой для возбуждения уголовного дела и принятие обоснованных процессуальных решений. Не следует смешивать эти действия с проверочными действиями в процессе расследования, которыми может выступать любое следственное действие, оперативно-розыскное мероприятие и т.д., направленное на уточнение, конкретизацию и проверку определенных данных;

д) вспомогательные (организационно-подготовительные, технические) действия. Их сущность обусловливается тем, что они прямо не служат целям тактической операции, а лишь опосредованно обеспечивают организацию, проведение иных средств тактической операции. Организационная деятельность следователя согласно определению А.В. Дулова — это «совокупность его действий, направленных на практическое обеспечение процессуального управления тактической операцией, процессуальное воздействие в этих целях, принимающих в ней участие». С помощью организационно-подготовительных действий «уясняется перечень объектов следственных действий, возможные источники фактических данных; решается вопрос о целесообразности или необходимости производства конкретного следственного действия; избирается их последовательность». Подготовительные действия направлены на создание надлежащих условий, определение конкретных участников, осуществление сбора информации, разработку модели операции и подбор технических средств. В рамках подготовительных действий реализуются в самом общем виде все виды криминалистических учетов.

Характеристика отдельных криминалистических тактических операций

Достаточной практической направленностью и востребованностью отличаются тактические операции «Задержание с поличным», «Серия очных ставок».

На этапе подготовки тактической операции «Серия очных ставок» необходимо определить задачи данной тактической операции и цели воздействия (для устранения каких противоречий и обличения какого лица будет проводиться). В структуру данной тактической операции могут быть включены следующие действия: допрос всех осведомленных о предмете очной ставки лиц с максимальной детализацией их показаний; подготовка к очной ставке добросовестных участников очной ставки; координация времени производства очных ставок; решение вопроса о поверке информации, касающейся предмета очной ставки, из других источников; фиксация результатов очных ставок и др.

Проведение очной ставки способно оказать значительное психологическое воздействие на допрашиваемого. Он получает возможность воспринимать доказательственную информацию, опровергающую его версию, не по предоставленным материалам следствия, а в процессе живого общения с лицами, дающими показания в его присутствии. Степень неожиданности оказываемого воздействия доказательственной информации на очной ставке еще больше возрастает и усиливается, если виновное лицо убеждается, что аналогичные факты уже сообщены другими лицами — возможными свидетелями преступления. Поэтому наиболее эффективно для устранения противоречий в показаниях лиц, допрошенных по делу, а также для достижения иных целей расследования проводить не одну, а сразу несколько очных ставок, объединенных общей тактической целью в рамках осуществления тактической операции. Информационную базу подготовки серии очных ставок наряду с данными расследования могут составлять сведения, полученные оперативно-розыскным путем. В сочетании все предпринимаемые действия принимают форму тактической операции, поскольку объединены достижением общей задачи — убедить виновное лицо дать правдивые показания.

Заключительным действием тактической операции «Серия очных ставок» является допрос обвиняемого (подозреваемого). Момент выбора допроса обвиняемого (подозреваемого) должен быть наиболее приближен к моменту проведения последней очной ставки. Это объясняется тем, что виновное лицо, выслушивая нежелательные для него показания, испытывает определенное эмоциональное напряжение. С учетом изложенного задача следователя, руководящего тактической операцией, — провести последующий допрос наиболее рационально, используя повышенный эмоциональный настрой в тактических целях расследования.

Если виновное лицо в ходе очной ставки изменило свою позицию по ряду моментов, его необходимо допросить по ним незамедлительно и подробно. Важно, чтобы при этом допрашиваемый не голословно давал новые показания, а обосновывал свои свидетельства объективными данными.

Тактическая операция «Задержание с поличным». В данной тактической операции непосредственный захват преступника и его процессуальное оформление играют основную роль, оставляя остальным процессуальным, оперативным, проверочным и иным действиям лишь вспомогательные функции по сбору необходимой для задержания и дальнейшего расследования дела информации.

Программу данной тактической операции можно представить в следующем виде.

1. Подготовка операции. Тактические рекомендации по проведению подготовительных этапов данного криминалистического комплекса в целом сходны с аналогичными этапами производства самого задержания как процессуального действия. Однако поскольку целью тактической операции «Задержание с поличным» является не просто захват преступника, а его задержание на месте преступления, сопровождающееся получением явных улик, то подготовительные действия должны быть направлены на обеспечение не только эффективного и безопасного проведения захвата, но и получения необходимых доказательств преступной деятельности.

1.1. Изучение первоначальной информации. Имеющиеся в распоряжении правоохранительных органов данные о месте, времени и предполагаемом количестве преступников значительно облегчают работу по нейтрализации противодействия и непосредственному захвату. Максимально полная информация способствует подготовке предметов посягательства (при различных имущественных преступлениях), обеспечению надлежащей защиты потерпевшему или даже замене его переодетым сотрудником милиции.

Информация, служащая основанием для проведения тактической операции «Задержание с поличным», может быть получена из различных источников. Например, при взяточничестве и вымогательстве это обычно заявления потерпевших; при незаконном обороте предметов, изъятых из гражданского оборота (наркотиков, оружия и т.д.), — оперативная информация; при хищении имущества предприятия — результаты ревизии, инвентаризации или иных видов документальных проверок.

1.2. Получение дополнительной информации. Непосредственному захвату преступника при проведении тактической операции «Задержание с поличным» предшествует обязательный этап сбора информации путем совершения следственных действий, оперативно-розыскных мероприятий и иных подготовительных действий, направленных на выполнение общей тактической задачи операции.

Максимально возможно уточняются место, время, способ совершения преступления, количество преступников и их личности.

Значительный объем сведений может быть получен от источников первоначальной информации (куда относятся оперативная информация, результаты ревизии или инвентаризации, заявители и т.д.), послужившей поводом проведения этого криминалистического комплекса. Сбор информации должен осуществляться в плотном контакте и взаимодействии различных правоохранительных и иных государственных служб и ведомств, с активным использованием помощи заявителей.

После получения заявления о преступлении заявитель (потерпевший или свидетель) должен быть допрошен. Цель допроса — получить максимально полную информацию об объекте и предмете посягательства, месте совершения будущего преступления, количестве и личности преступников и т.д. До задержания преступников допросы их родственников и близких знакомых следует производить крайне осторожно и только при невозможности получить информацию иными способами.

Большой объем информации, касающейся рассматриваемой тактической операции, получают оперативным путем. Важность оперативных мероприятий обусловливается еще и тем, что в большинстве случаев данная операция начинается с оперативной разработки преступников. Во избежание срыва всей операции предпочтение необходимо отдавать негласным конспиративным мероприятиям. Однако следует признать неоправданной сложившуюся на практике тенденцию преобладания оперативно-розыскных методов над следственными действиями в данной тактической операции. Подмена следственных действий оперативно-розыскными мероприятиями неоправданно осложняет получение доказательственной информации, так как материалы документирования ОРМ не могут непосредственно использоваться при доказывании и подлежат трансформации в доказательственную информацию.

Значительный эффект может иметь скрытое проведение таких оперативно-розыскных мероприятий, как наблюдение, контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, прослушивание телефонных переговоров и снятие информации с технических каналов связи. Данные мероприятия в наибольшей мере позволяют собирать информацию скрыто, конспиративно, незаметно для преступников.

Оперативное внедрение в преступную группу непосредственно перед проведением задержания с поличным обычно затруднительно. Однако если в данной преступной группе уже имеется внедренный агент, то правоохранительные органы могут получать своевременную и точную информацию о всех действиях и замыслах преступников.

В целях проверки лица по криминалистическим учетам либо его причастности к нераскрытым преступлениям возможно проведение негласного сбора образцов для сравнительного исследования.

Необходимо подчеркнуть, что точным соблюдением закона недопустимо поступаться в угоду целесообразности и скорости получения информации. Поэтому важно неукоснительное соблюдение предусмотренных Законом «Об оперативно-розыскной деятельности» оснований и условий проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Проверочные мероприятия (аудит, ревизия, инвентаризация и т.д.) по преступлениям в сфере экономики могут в значительной мере привести к потере эффекта неожиданности. Однако интерес правоохранительных органов к организации может быть замаскирован проведением ИМНС плановой выездной проверки или камеральных проверок (проверок отдельных пунктов бухгалтерского отчета путем истребования дополнительных бухгалтерских документов). Значительный информационный эффект может иметь также проведение ОБЭП, КРУ или налоговыми органами так называемой встречной проверки. При использовании такого вида контроля основным объектом исследования является другая фирма. У интересующего же следствие юридического лица или индивидуального предпринимателя первоначально истребуются лишь документы по финансовым взаимоотношениям с проверяемым. Однако истребованием только этих документов такая проверка редко ограничивается. Постепенно, изучая все новые документы, можно проверить всю финансовую деятельность организации.

В отдельных ситуациях подготовки к данному криминалистическому комплексу тактически верным будет задержание члена преступной группы, от которого наиболее вероятна возможность добиться сотрудничества с правоохранительными органами. Во избежание раскрытия тактического замысла руководителя операцией это лицо может быть задержано, например, в административном порядке или за преступление, не связанное с расследуемым. Следователь должен наладить с преступником психологический контакт и разъяснить ему положения п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ (об обстоятельствах, смягчающих наказание), ст. 64 УК РФ (о назначении более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление), а по некоторым категориям дел и освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК РФ). Однако следователь не должен давать невыполнимых обещаний о принятии процессуальных решений, которые находятся за пределами его компетенции (например, которые вообще согласно нормам закона не могут быть выполнены или являются прерогативой суда). От лица, входящего в преступную группу, можно получить наиболее точную и подробную информацию о планах группы.

Дополнительную информацию, характеризующую преступников, можно получить, используя данные криминалистических учетов.

1.3. Планирование операции и создание ее инфраструктуры. На данном этапе происходит выбор средств тактической операции, ее участников, материально-технического обеспечения.

Немаловажную помощь в планировании задержания и прогнозировании противодействия задерживаемых могут оказать консультации у более опытных следственных и оперативных работников, как действующих, так и находящихся на заслуженном отдыхе. Они могут предоставить информацию (в том числе и основанную на личных, субъективных впечатлениях) о преступниках, их поведении при предыдущих задержаниях, сильных и слабых сторонах, возможных тактических приемах задержания.

1.3.1. Подбор участников тактической операции. Основными участниками данной тактической операции являются следователь и оперативные работники органа дознания. Рекомендуется также привлечение к участию в операции различного рода специалистов: криминалистов, видеооператоров и т.д.

На этапе подготовки участников операции определяется необходимость личного присутствия потерпевшего при производстве данного криминалистического комплекса. К вопросу участия потерпевшего или иного заявителя в тактической операции «Задержание с поличным» следует подходить дифференцированно в зависимости от конкретной ситуации.

1.3.2. Инструктаж участников. При инструктаже оперативных сотрудников обращается внимание на организацию взаимодействия и выбор оптимальной тактики задержания. Особое внимание группы захвата следует обратить на основную задачу задержания с поличным. Задерживающих необходимо ориентировать на захват преступника на месте преступления, при явных уликах, в ситуации, не допускающей двусмысленного толкования. В случае участия потерпевшего в задержании с поличным при инструктаже также максимально подробно рассматривается вопрос обеспечения его безопасности.

1.3.3. Материально-техническое обеспечение участников. Особое значение в тактической операции «Задержание с поличным» приобретает оснащение участников операции качественными средствами связи и наблюдения. На месте предполагаемой встречи потерпевшего с преступниками можно заранее установить технические средства скрытого наблюдения, прослушивания и фиксации.

Результативность всей тактической операции во многом зависит от своевременного начала действий по непосредственному захвату. Для этого необходима тщательная организация наблюдения. Наблюдение необходимо вести не только за местом будущего задержания, но и на всем пути потерпевшего от дома до назначенного места. Операция по захвату преступника(ов) начинается по заранее согласованному условному сигналу следователя или потерпевшего. Для обеспечения наибольшей безопасности потерпевшего на его теле или в одежде может быть скрытно размещен радиомикрофон или диктофон. При использовании данной техники достигается двойная цель:

а) группа захвата может прослушивать все переговоры потерпевшего с преступниками и вмешаться в самый оптимальный момент;

б) имеется реальная возможность зафиксировать незаконные требования преступников, угрозы, обещания и т.д. и использовать в дальнейшем звукозапись в качестве доказательства.

1.4. Подготовка предмета посягательства. В корыстных и корыстно-насильственных преступлениях непосредственным предметом преступного посягательства является конкретный предмет материального мира (драгоценности, ценные бумаги, дорогостоящая электротехника, деньги и т.д.). Возможны два варианта использования предметов преступного посягательства в целях следствия. Условно эти варианты можно именовать пассивным и активным. В первом случае эти предметы не выполняют никакой дополнительной функции, и перед передачей преступникам производятся только их осмотр и описание индивидуальных признаков во избежание последующего заявления преступников о правомерном и давнем владении этими вещами. Проводится осмотр предметов преступного посягательства. У денежных купюр фиксируются номера, у иных предметов посягательства — отличительные особенности. Этот вариант применяется при задержании преступников непосредственно на месте передачи предметов преступного посягательства. Во втором случае предметы посягательства должны выполнять вспомогательные функции по облегчению поиска преступников, определению местонахождения руководителей и остальных членов преступной группы. Для этого они снабжаются радиомаячком, химическими ловушками. На них наносится специальный, невидимый при естественном освещении, но люминесцирующий в ультрафиолетовом свете краситель. Некоторыми авторами высказывались также предложения о создании «ароматических ловушек», не воспринимаемых обонянием человека, но обнаруживаемых инструментально или с помощью собаки. Данное направление разработки криминалистических технических средств является чрезвычайно перспективным. Использование ароматических ловушек при расследовании преступления будет более эффективным по сравнению со стандартными методами одорологии, поскольку не требует обнаружения на месте преступления предметов со стойким запахом преступника, а сам преступник не будет подозревать о наличии на нем запаховой «метки». Таким образом, при задержании будет максимально использоваться эффект неожиданности.

1.5. Выбор места задержания и рекогносцировка. К выбору места задержания следует подходить с учетом конкретной следственной ситуации пресекаемого преступления и категории преступников. По возможности следует изучить место предполагаемого задержания: пути отхода с него, проходные подъезды и дворы, места возможной расстановки заранее подготовленного транспорта преступников. При изучении места задержания определяются оптимальные точки расстановки групп задержания, наблюдения и блокирования. Однако эти подготовительные мероприятия следует производить максимально скрыто и незаметно для возможных наблюдателей.

2. Этап непосредственного задержания. Данный этап представляет собой «ядро» тактической операции. Во многом результативность этого этапа обеспечивается проведенной надлежащим образом подготовкой к нему.

2.1. Доставка группы захвата. Прибытие группы захвата на место задержания и рассредоточение ее членов по заранее выбранным позициям должны осуществляться скрыто и незаметно для возможных наблюдателей преступников. Для маскировки прибытия оперативных работников на место можно использовать частный транспорт и автомобили коммунальных служб.

2.2. Задержание. Сам момент захвата по разным категориям дел может быть различным: при размещении преступников на месте покушения (такой вариант особенно рекомендуется при преступных посягательствах с использованием огнестрельного оружия, взрывчатых или отравляющих веществ или взрывных устройств), в момент покушения (по иным преступлениям, влекущим опасность для здоровья потерпевшего), после завершения действий, входящих в состав преступления (вымогательства, взяточничества, преступлений, связанных с незаконным оборотом предметов, ограниченных в обороте или изъятых из гражданского оборота, и т.д.). В отдельных случаях преступникам даже дается некоторое время на совершение действий, свидетельствующих о присвоении предмета посягательства.

При захвате необходимо максимально использовать фактор внезапности. Внезапность действий группы захвата обеспечивается прежде всего конспиративностью предварительной подготовки, наблюдением за действиями преступников и вмешательством в самый оптимальный момент. Поскольку преступники сами выбирают место и время совершения преступления с расчетом на безопасность преступного посягательства, задержание с поличным может вызвать у них психологический шок и помешать им подготовить оправдательную версию событий.

Это интересно:  Инвентаризация тмц порядок проведения и учет результатов

3. Закрепление результатов операции. Помимо отражения обстоятельств задержания в его протоколе, после завершения захвата проводятся следственные действия, направленные на фиксацию доказательственной информации.

3.1. Личный обыск задержанного. При обыске преступников могут быть обнаружены как предметы преступного посягательства, так и иные вещественные доказательства (оружие, наркотики и т.д.). Изъятые предметы подлежат тщательному осмотру и описанию в протоколе.

3.2. Осмотр предмета посягательства. Если предмет преступления был предварительно обработан специальным составом, при осмотре и освидетельствовании задержанных фиксируется люминесцирующий эффект различных объектов, которые впоследствии могут фигурировать в качестве доказательств, рук или одежды преступника в ультрафиолетовом освещении. При осмотре также указываются номера изъятых у преступника купюр.

3.3. Осмотр места задержания. Данный элемент тактической операции необходим для предотвращения потери доказательственной информации при попытках задерживаемого полностью или частично избавиться от уличающих предметов (например, спрятать в помещении или выбросить в окно).

3.4. Допрос задержанных в результате проведения тактической операции «Задержание с поличным» следует проводить безотлагательно, пользуясь психологическим эффектом от неожиданного задержания.

Тактическая операция «Розыск и задержание преступников». Проведение розыска преступников в форме тактической операции позволяет поэтапно собрать информацию о совершенном преступлении и преступниках, выдвинуть на основе анализа собранной информации версии о личности преступников и их возможном местонахождении, обнаружить и задержать их и сконцентрировать достаточный объем информации для предъявления обвинения. Осуществление розыска скрывшегося подозреваемого, обвиняемого само по себе подразумевает не единичные, разрозненные действия должностных лиц правоохранительных органов, а определенный комплекс следственных, оперативно-розыскных и иных действий, направленных на установление местонахождения скрывшегося преступника, его обнаружение и задержание, т.е. тактическую операцию.

Рассматриваемая тактическая операция складывается из трех подсистем, трех этапов проведения: действий правоохранительных органов до объявления преступника в розыск; объявления подозреваемого, обвиняемого в розыск без приостановления предварительного следствия; действий следователя и оперативных работников после приостановления предварительного следствия.

На всех этапах розыска, кроме последнего, для обнаружения преступника проводятся следственные и розыскные действия, оперативно-розыскные мероприятия. После приостановления предварительного следствия проведение следственных действий недопустимо, поэтому арсенал средств тактической операции ограничивается розыскными действиями и оперативно-розыскными мероприятиями. Розыскные действия могут носить как процессуальный, так и непроцессуальный характер. К процессуальным розыскным действиям относятся: само объявление розыска, дача поручений органам дознания и т.д. Непроцессуальными действиями будут использование в целях розыска средств массовой информации, направление запросов и «сторожевых» листков в различные организации, привлечение общественности к розыску обвиняемого, подозреваемого и т.д.

На первом этапе тактической операции по розыску преступника следователь должен удостовериться и подтвердить документально уклонение подозреваемого, обвиняемого от следствия и суда, а также попытаться установить его местонахождение. Оперативным путем устанавливаются отсутствие подозреваемого, обвиняемого по постоянному месту жительства и отсутствие сведений о нем по месту жительства и работы. Следователь через ИЦ МВД уточняет, не находится ли уже подозреваемый, обвиняемый под стражей по подозрению (обвинению) в совершении другого преступления, не поступал ли он в спецприемники, приемники-распределители. Проверяется возможность нахождения разыскиваемого в лечебных учреждениях, в рядах вооруженных сил путем направления соответствующих запросов (в ОВиР, ПВС, по месту работы), а также оперативно-розыскным путем устанавливается, не снялся ли преступник с регистрационного учета по месту жительства, не обращался ли он за получением загранпаспорта, визы в определенную страну, уволился ли с работы.

Для сбора информации производятся первоначальные следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия. В ходе осмотра места происшествия производятся обнаружение, фиксация и изъятие следов, а также их предварительное исследование. По обнаруженным на месте происшествия следам можно установить пол, рост, вес преступника, определенные анатомические и функциональные особенности, физиологическое состояние, количество преступников, наличие оружия, автотранспорта, сделать предположение об их профессиональной принадлежности и провести в общих чертах моделирование события преступления.

При осмотре места происшествия, обысках по месту жительства и работы разыскиваемого могут быть обнаружены улики, указывающие на возможное местонахождение лица: письма, содержащие приглашения, в конвертах с обратными адресами, записные книжки с адресами и телефонами знакомых, железнодорожное расписание или расписание полетов самолетов, рекламные проспекты туристических фирм с выделенными рукой разыскиваемого лица маршрутами и т.д. Производство следователем выемок направлено на получение документов, содержащих сведения о личности разыскиваемого, его профессиональных навыках (например, личное дело), изъятие вещей разыскиваемого (например, выемка багажа или ручной клади в камерах хранения) и т.д.

Более подробную и точную информацию о преступниках может дать проведение экспертиз по следам, обнаруженным на месте происшествия.

В ходе допросов потерпевшего и свидетелей выясняется информация о действиях преступников, отработанности взаимодействия, что позволит строить предположения о совершении преступления организованной группой лиц. В ходе преступного посягательства преступники могли называть друг друга по именам или кличкам. Во многих случаях потерпевшие и очевидцы могут также описать внешность преступников. Описание внешности преступников закрепляется в виде словесного портрета. При розыске скрывшихся преступников словесный портрет используется для подготовки розыскных требований с подробным описанием признаков внешности разыскиваемых, в том числе характеристики особых примет и броских признаков, что дает возможность лицам, осуществляющим розыск, создать и прочно удержать в памяти мысленный образ разыскиваемого. Потерпевшие или свидетели могут быть знакомы с преступником. В этом случае на допросе выясняются так же сведения о личности преступника, месте жительства, работы, круге общения, возможном месте нахождения.

Сочетание следственных действий с оперативно-розыскными мероприятиями является одним из важных условий повышения качества расследования преступлений.

Неоспорима также важность использования криминалистических и оперативно-розыскных учетов (дактилоскопического, по способу совершения преступления, оперативно-розыскных, справочно-вспомогательных и др.), автоматизированных информационно-поисковых систем (АИПС), архивных уголовных дел.

Знание оперативными сотрудниками, работающими «на земле», и участковыми инспекторами милиции своего подведомственного контингента также позволяет значительно уменьшить круг поиска или даже предположить конкретное лицо, совершившее преступление, и установить за ними оперативное наблюдение.

Необходимо также наиболее полно использовать информацию осведомителей и лиц, внедренных в преступные группы.

Следующий этап начинается, если в ходе первого этапа операции преступник не был обнаружении и задержан. Согласно ст. 210 УПК РФ следователь может указать об объявлении лица в розыск в постановлении о приостановлении предварительного следствия, а также объявить розыск без приостановления предварительного следствия. Постановление об объявлении лица в розыск направляется органу дознания. Органом дознания по полученному постановлению заводится розыскное дело. При проведении данной тактической операции в полной мере проявляется необходимость оптимально организованного взаимодействия следователя с органами дознания и иными государственными органами.

По масштабам розыск обвиняемых, подозреваемых можно дифференцировать: на местный; централизованный или федеральный (в пределах России); межгосударственный (в рамках государств — членов СНГ), международный (с помощью Интерпола). Федеральный розыск объявляется, как правило, по истечении 6 месяцев местного розыска, когда меры и возможности местного розыска исчерпаны, а цель не достигнута.

После объявления розыска без приостановления предварительного следствия могут проводиться комплексы следственных действий, оперативно-розыскных, информационно-справочных, розыскных и иных мероприятий, направленные:

  • на сбор информации о разыскиваемом;
  • выявление мест его потенциального нахождения или появления;
  • непосредственное обнаружение преступника;
  • его задержание.

При объявлении лица в розыск без приостановления предварительного следствия следователь может проводить следственные и иные процессуальные действия для сбора информации о лице, его планах и его вероятном местонахождении. Для этого могут проводиться: допросы свидетелей из числа родственников, сослуживцев, друзей и знакомых разыскиваемого лица, допросы соучастников, назначение экспертиз по следам, обнаруженным во время осмотров и обысков, производство контроля и записи телефонных и иных переговоров, наложение ареста на почтово-телеграфные отправления.

Допрос свидетелей из числа родственников, знакомых или сослуживцев разыскиваемого направлен на выяснение контактов, связей, возможных мест пребывания, планов преступника. Допрос данной категории лиц следует вести с особой осторожностью. При любом допросе происходит двусторонний обмен информацией. Определенные выводы могут быть сделаны даже из факта вызова на допрос определенных граждан, поставленных вопросов, порядка их постановки и т.д. Эта информация может стать известной преступнику. Однако это же обстоятельство может быть использовано и в интересах розыска преступника. Через свидетеля следователь может довести до преступника определенную дезинформацию, спровоцировав последнего на совершение выгодных следствию действий, появление в конкретном месте и т.д. Установив за таким свидетелем наблюдение, можно определить каналы его связи с преступником или даже задержать разыскиваемое лицо во время встречи со свидетелем.

При допросах соучастников важно выяснить возможные контакты разыскиваемого лица, конспиративные квартиры, запланированные места встреч с соучастниками.

Путем контроля телефонных и иных переговоров, ареста почтовой и иной корреспонденции можно обнаружить контакты родственников и друзей с разыскиваемым лицом и обнаружить его местонахождение. На конвертах писем, отправленных скрывающимся преступником, может быть указан обратный адрес, а на конвертах корреспонденции, отправляемой родственниками или друзьями преступнику, — адрес получателя, почтовые штемпели, наклейки или пометки почтового отделения — места отправления письма. В самом тексте писем может содержаться информация о местонахождении преступника. Однако при принятии решения о наложении ареста и выемке почтово-телеграфной корреспонденции следует учитывать, что по предварительной договоренности письма, написанные преступником, или письма преступнику могут направляться в любое отделение связи до востребования.

Оперативным путем должны быть проверены места возможного появления разыскиваемого, лечебные учреждения, куда разыскиваемый мог обратиться. Также могут быть проведены оперативные мероприятия, направленные на установление дополнительных свидетелей, имеющих информацию об укрытии разыскиваемого лица.

Розыскные ориентировки необходимо направить патрульным службам, участковым инспекторам. О розыске скрывшегося подозреваемого, обвиняемого информируются паспортно-визовые службы ОВД, транспортная милиция. В областные адресно-справочные бюро выставляются «сторожевые листки».

При выявлении фактов, свидетельствующих о нахождении разыскиваемого в другом населенном пункте, или необходимости сбора информации в другом населенном пункте следователь может выехать на место лично для производства следственных и иных процессуальных действий, розыскных мероприятий или направить поручение местным органам следствия и дознания.

Возможно установление наблюдения на железнодорожных и речных вокзалах, в аэропортах, а также на стационарных постах ДПС на выездах из населенного пункта.

В полной мере необходимо использовать данные криминалистических учетов.

Для розыска скрывшегося подозреваемого, обвиняемого могут также быть использованы средства массовой информации. С помощью СМИ население информируется о розыске лица, его приметах (если у следствия имеется фотография разыскиваемого, необходимо ее обнародовать). Может быть также проведена операция по дезинформированию преступника и вынуждению его к совершению ошибок, появлению в определенном месте или совершению иных действий. Действенной мерой может стать объявление в средствах массовой информации вознаграждения за сведения о местонахождении разыскиваемого.

Как верно отмечалось в научной литературе, следователь должен умело моделировать и прогнозировать действия разыскиваемого лица, учитывая при этом типичные особенности поведения лиц различных категорий. Например, при розыске женщин, имеющих детей, и несовершеннолетних принимается во внимание склонность первых к поискам контактов с детьми, а вторых — с родителями. Большое значение имеет также информация о преступном опыте и связях разыскиваемого лица в криминальных и властных структурах. Следователь должен учитывать, что разыскиваемый может прибегнуть к маскировке (гриму), добыванию документов, удостоверяющих личность, на чужое имя (поддельных или настоящих), распространению ложных слухов о своем самоубийстве или нахождении в определенном месте.

В период розыска может быть принято решение об избрании в отношении разыскиваемого меры пресечения. Однако согласно ч. 5 ст. 108 УПК РФ мера пресечения в виде заключения под стражу может быть избрана в отсутствие обвиняемого только при объявлении его в международный розыск. После приостановления предварительного следствия основной объем информации получается оперативно-розыскным путем. На поиск необходимых сведений могут быть ориентированы информаторы из криминальной среды, сотрудники, внедренные в преступные группы. Периодически проводятся проверки мест наиболее вероятного появления разыскиваемого, мест скопления криминальных элементов (так называемых «малин»). Может быть продолжено наблюдение за родственниками, друзьями и сослуживцами подозреваемого, обвиняемого.

Завершается операция по розыску скрывшегося преступника его задержанием. Обнаружение и задержание скрывшегося подозреваемого, обвиняемого возможны на любом этапе рассматриваемой тактической операции.

По обнаружении скрывшегося подозреваемого возникает необходимость в его задержании. Мероприятия по задержанию преступника относятся к числу наиболее важных и ответственных в системе данной тактической операции. Однако вопрос о немедленном задержании должен в каждом конкретном случае решаться по ситуации. За подозреваемым для выявления его связей и соучастников следует установить наблюдение. Преждевременное задержание может дать возможность соучастникам избавиться от орудий преступления или похищенного имущества, скрыться из данного населенного пункта. С другой стороны, установив соучастников, можно провести одновременное задержание всех членов преступной группы.

Тактику задержания следует избирать на основе имеющейся информации об опасности разыскиваемого лица, наличии у него навыков рукопашного боя, холодного или огнестрельного оружия, взрывных устройств. При случайном обнаружении разыскиваемого лица работниками патрульных служб или участковыми инспекторами с учетом имеющейся в розыскных ориентировках информации об опасности преступника они должны определиться: задержать подозреваемого, обвиняемого самостоятельно или вызвать подкрепление и наблюдать за преступником, не предпринимая активных действий по задержанию, если позволяет ситуация.

Обнаружение и задержание разыскиваемого лица возможны в ходе любого этапа тактической операции, что соответственно вызовет отпадение необходимости проведения дальнейших этапов данной операции.

Таким образом, задержание разыскиваемого лица, как правило, характеризуется тем, что правоохранительные органы уже имеют некоторый объем информации, позволяющий прогнозировать возможное поведение преступника. Имеется возможность выбора места, времени и тактики задержания.

Тактические комбинации (операции)

Одна из определяющих тенденций развития следственной практики — комплекс тактических приемов или следственных действий с целью реше­ния задач, которые иначе решить трудно или вообще невозможно. Эта тен­денция отражена в криминалистике в виде концепции тактических опера­ций (комбинаций).

Впервые идею тактических операций сформулировал и выдвинул А. В. Дулов в 1972 г. В 1979 г. вышла в свет его монография «Тактические операции при расследовании преступлений». А. В. Дулов и сторонники его взглядов Л. Я. Драпкин, В. И. Шиканов и некоторые другие рассматривают тактическую операцию лишь как систему следственных и иных действий, что существенно сужает это понятие и сферу его практического использо­вания.

Между тем тактические операции могут представлять собой комплекс не только различных следственных действий и иных мероприятий, но и тактических приемов в рамках одного следственного действия. Это прин­ципиальное отличие в понимании сущности рассматриваемого понятия позволило решить острую проблему так называемых следственных хитро­стей или психологических ловушек, речь о которой пойдет далее.

При рассмотрении понятия тактической операции возник вопрос и о точности термина. Его анализ привел к выводу, что более адекватно содер­жание этого понятия отражает термин не «операция», а «комбинация». Под операцией обычно понимают законченное действие или ряд связанных между собой действий, направленных на решение определенной задачи

492 Глава 31. Следственная ситуация и тактические комбинации

(от лат. operatio — действие), под комбинацией — сочетание, взаимное рас­положение объединенных общим замыслом приемов, действий (от поздне-лат. combinatio — соединение). С точки зрения криминалистической такти­ки термин «комбинация» предпочтительнее, поскольку включает в себя весьма существенное указание на объединяющее начало (единый замысел) и раскрывает смысл этого замысла — ухищрение, уловка как средство ре­шения задачи. Исходя из этих соображений нами используется термин «тактическая комбинация» (в литературе можно встретить оба эти термина).

Тактическая комбинация — это определенное сочетание тактических приемов или следственных действий и иных мероприятий, преследующее цель решить конкретную задачу расследования и обусловленное этой це­лью и следственной ситуацией.

Рассмотрим основные признаки этого понятия.

1. Тактическая комбинация может заключаться в определенном сочета­нии приемов. Тактический прием — это наиболее рациональный и эффек­тивный способ действий или оптимальная в данных условиях линия пове­дения лица, осуществляющего расследование. Сочетание тактических приемов, детерминированное целью тактической комбинации и следствен­ной ситуацией, в которой они применяются, осуществляется в рамках од­ного следственного действия — допроса, обыска, задержания и т. п. Следу­ет специально подчеркнуть, что речь идет о комплексировании тактиче­ских приемов относительно именно одного следственного действия.

2. Тактическая комбинация может заключаться в определенном сочета­нии следственных действий в рамках расследования конкретного дела. Она не образует никакого «комбинированного» действия. В структуре комбина­ции каждое действие как элемент структуры является самостоятельным и незаменимым, а их последовательность — обычно жестко определенной, поскольку в этой последовательности и может заключаться замысел комби­нации. Примером тому служат комбинации, проводимые на начальном этапе расследования дела, возбужденного по данным, полученным опера­тивным путем или вообще при реализации оперативных данных.

3. Тактическая комбинация может состоять из одноименных и разно­именных следственных действий. В ее состав нередко входят организаци­онно-технические мероприятия, носящие обеспечивающий характер; их включение не отражается на тактической природе комбинации, поскольку они не имеют самостоятельного значения.

Если в ходе расследования, особенно на начальном его этапе, реализу­ются данные, полученные оперативным путем, то тактическая комбинация может представлять собой сочетание оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий. Такую тактическую комбинацию можно назвать оперативно-тактической, но при этом нужно иметь в виду следующее:

а) с процессуальной точки зрения значимы только входящие в структуру
подобной комбинации следственные действия, путем проведения которых
реализуются, т. е. приобретают процессуальное значение, оперативные
данные;

б) оперативно-розыскные мероприятия как элемент комбинации служат
целям создания условий, обеспечивающих результативность, целеустрем­
ленность и безопасность входящих в структуру комбинации следственных
действий. В свою очередь, следственные действия могут быть проведены
для обеспечения эффективности последующих оперативно-розыскных мер,

§ 3. Тактические комбинации (операции)

выступающих как промежуточное звено между следственными действиями в структуре одной оперативно-тактической комбинации;

в) комбинационное сочетание следственных действий и оперативно-ро­зыскных мероприятий вовсе не означает возникновения на этой основе не­ких комбинированных «оперативно-следственных» действий. Оперативно-розыскные меры и следственные действия сочетаются, а не смешиваются, не переплетаются друг с другом в каком-то неизвестном нашему процессу­альному закону новообразовании. Следователь при этом не приобретает права участия или непосредственного проведения оперативно-розыскных мероприятий, не определяет методы и средства их проведения. Оператив­но-тактическая комбинация осуществляется путем взаимодействия между следователем и оперативным работником органа дознания, каждый из ко­торых действует строго в пределах своей компетенции и своими методами.

4. Целью тактической комбинации всегда является решение конкретной задачи следствия, например установление истины по делу, т. е. процесс до­казывания. Но это общая цель, а непосредственными целями тактической комбинации могут быть:

а) разрешение конфликтной ситуации с помощью рефлексии, дающей
следователю определенный выигрыш;

б) создание условий, необходимых для проведения следственного или
иного процессуального действия следователя;

в) создание условий, гарантирующих результативность следственного
действия;

г) обеспечение следственной тайны, в том числе сохранение в тайне ис­
точников доказательственной и ориентирующей информации;

д) обеспечение сохранности, до необходимого момента, еще не исполь­
зованных источников доказательственной или ориентирующей информа­
ции;

е) иные тактические воздействия на следственную ситуацию с целью ее
изменения или использования.

Взаимосвязь цели тактической комбинации и следственной ситуации может быть двоякой.

Если существующая следственная ситуация благоприятна для ведения следствия, но комбинация по тем или иным причинам все-таки необходи­ма, то эта ситуация просто используется при осуществлении последней, а ее благоприятные стороны учитываются при планировании и проведении комбинации.

При неблагоприятной следственной ситуации тактическая комбинация призвана прежде всего изменить ее к лучшему, исправить ее «препятствую­щий» следствию характер. Неблагоприятная следственная ситуация непо­средственно влияет на структуру комбинации, ограничивает следователя в выборе ее элементов, не позволяет применить те или иные следственные действия как элементы комбинации. Более того, она вообще может исклю­чить возможность проведения тактической комбинации в данный момент. Так, если опрометчивые действия следователя или оперативного работника насторожили преступника, то комбинация по его захвату с поличным ока­жется безрезультатной.

Тактические комбинации подразделяются на сложные, содержанием которых служит система следственных действий, и простые, элементарные, состоящие из системы тактических приемов, применяемых в рамках одно­го следственного действия. Сложные тактические комбинации классифи-

Это интересно:  Норма уборки служебных помещений на одну уборщицу

494 Глава 31. Следственная ситуация и тактические комбинации

цируются, по Л. Я. Драпкину, на однородные, или одноименные (состоя­щие из одноименных следственных действий), и разнородные, или разно­именные (состоящие из разных следственных действий), на сквозные и локальные.

Простые тактические комбинации мы подразделяем на: рефлексивные, цель которых — рефлексивное управление лицом, противодействующим следствию; обеспечивающие и контрольные, осуществляемые для провер­ки правильного хода расследования, хода отдельных следственных дейст­вий, направленности расследования и т. п.

Возможность тактической комбинации определяется допустимостью ее целей, тактических приемов и следственных действий, составляющих со­держание комбинации, а также правомерностью и нравственностью их со­четания.

Целью тактической комбинации всегда служит воздействие на следст­венную ситуацию в целом или на ее компоненты, а оно в конечном счете всегда влияет на людей, так или иначе связанных с расследуемым делом. Правомерность такого воздействия и служит основным условием допусти­мости проведения тактической комбинации.

По форме внешнего выражения воздействие может быть физическим и психическим. Правомерность физического воздействия определить сравни­тельно несложно. Следователь вправе воздействовать на такие объекты в пределах и случаях, обусловленных возникшей по делу необходимостью и предписаниями закона. Личные и имущественные права и интересы граж­дан и юридических лиц могут быть ограничены в строгом соответствии с установлениями закона, причиняемый имущественный вред полностью обоснован. Так, «при производстве обыска могут вскрываться любые поме­щения, если владелец отказывается добровольно их открыть. При этом не должно допускаться не вызываемое необходимостью повреждение имуще­ства» (ч. 6 ст. 182 УПК РФ).

Столь же ясным представляется вопрос о физическом принуждении, физическом воздействии на личность в процессе судопроизводства. Оно допустимо лишь при прямом предписании закона и в точно указанных случаях, когда речь идет о мерах процессуального принуждения: задержа­нии, заключении под стражу в качестве меры пресечения, приводе, прину­дительном освидетельствовании и получении образцов для сравнительного исследования в принудительном порядке.

Более сложно решается вопрос о психическом воздействии.

Различают два вида психического воздействия — неправомерное и пра­вомерное. Неправомерное, как незаконное насилие над личностью, безого­ворочно недопустимо, но сразу возникает вопрос: какое психическое воз­действие следует считать неправомерным? Ответ на этот вопрос содержит­ся в ст. 9 УПК РФ: «Запрещаются осуществление действий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а так­же обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья. Никто. не может подвергаться наси­лию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоин­ство обращению».

Между тем в судебной психологии воздействие на человека определяет­ся как процесс передачи информации от субъекта воздействия посредством различных методов и средств, отражение этой информации в психике дан­ного лица, способной вызвать соответствующую реакцию, которая прояв-

§ 3. Тактические комбинации (операции)

ляется в его поведении, деятельности, отношениях и состояниях, становясь доступной для восприятия воздействующим посредством «обратной связи» (Н. П. Хайдуков, 1984). Из этого следует, что всякое общение есть воздей­ствие, причем воздействие обоюдное. Основным признаком правомерно­сти признается сохранение за лицом, подвергающимся воздействию, сво­боды выбора своей позиции, наличие условий для ее выбора и непротиво­речие воздействия принципам законности и нравственности.

«Правомерное психическое влияние, — отмечает профессор А. Р. Рати­нов, — само по себе не диктует конкретное действие, не вымогает показа­ние того или иного содержания, а, вмешиваясь во внутренние психические процессы, формирует правильную позицию человека, сознательное отно­шение к своим гражданским обязанностям и лишь опосредованно приво­дит к его выбору определенной линии поведения» 1 .

Правомерность воздействия зависит от правомерности его средств. В криминалистике и судебной психологии сформулированы те условия (критерии) допустимости приема, средства воздействия, которые необхо­димы для признания его правомерным. Это:

законность, которую следует понимать как соответствие или непротиво­речие приема, средства требованиям закона;

избирательность воздействия, т. е. направленность лишь на определен­ных лиц и нейтральность по отношению к остальным;

нравственность, соответствие моральным принципам общества.

В литературе можно встретить выражения «следственные хитрости» или «психологические ловушки». Оба эти термина неудачны, поскольку суть их заключается не в том, что предполагается при их буквальном толковании. Целью следователя, прибегающего к этим комбинациям, является создание условий для формирования у лица, противостоящего ему, ошибочных представлений о тех или иных обстоятельствах дела, целях следователя и его действиях, состоянии расследования. Это не хитрость и не ловушка, поскольку у этого лица всегда остается свобода выбора и имеются условия для реализации этого выбора.

Средством формирования таких ошибочных представлений служит так­тическая комбинация, обычно простая, реализуемая чаще всего в процессе допроса. Есть несколько вариантов тактики следователя.

1. Формирование у подозреваемого или обвиняемого ошибочного пред­
ставления об обстоятельствах, которые в действительности могли бы при­
вести к нежелательным решениям и действиям. Имеется в виду оставление
его в неведении относительно имеющихся у следователя доказательств ли­
бо, наоборот, создание преувеличенного представления об их объеме, весе
и т. п.

Термин «формирование» здесь и далее не следует понимать как непо­средственное вмешательство следователя в психические процессы подслед­ственного. Следователь лишь создает такие условия, при которых это фор­мирование становится возможным, а случится это или нет — зависит цели­ком от подследственного, от свободно выбранной им позиции.

2. Формирование целей, попытка достижения которых поставит проти­
водействующее лицо в проигрышное положение, например попытка пере­
прятать похищенное имущество позволит захватить его с поличным.

Ратинов А. Р. Судебная психология для следователей. С. 195.

Глава 31. Следственная ситуация и тактические комбинации

3. Формирование желательного следователю метода решения задачи и образа действий подследственного. Этот вариант цели типичен для рефлек­сивного управления.

4. Формирование у подозреваемого или обвиняемого ошибочного пред­ставления о целях отдельных действий следователя.

5. Создание трудностей для правильной оценки заинтересованными ли­цами подлинных целей следователя.

6. Формирование у заинтересованных лиц ошибочного представления об осведомленности следователя относительно их подлинных целей или о неосведомленности следователя относительно ложности выдвинутых ими объяснений или представленных доказательств.

7. Формирование у подследственного намерения воспользоваться негод­ными средствами противодействия расследованию.

Как видно из изложенного, перечисленные варианты целей тактической комбинации предполагают определенное маневрирование следователем имеющимися у него данными о следственной ситуации. С моральной точ­ки зрения эти данные всегда должны быть достоверными.

Все варианты целей тактической комбинации, осуществляемой в усло­виях конфликта с применением рефлексивного управления, основываются на использовании следователем:

а) фактора внезапности;

б) неосведомленности противодействующих лиц об имеющихся доказа­
тельствах, результатах следственных действий, намерениях следователя;

в) предоставленной противодействующим лицам возможности выбора
решения при дефиците информации;

г) инерционности мышления, стандартности решения противодейст­
вующим лицом возникшей перед ним задачи;

д) невозможности воспроизведения подследственным всех деталей ра­
нее данных сложных показаний.

Напомним, что допустимость тактической комбинации определяется, помимо других условий, допустимостью составляющих ее содержание следственных действий, а также правомерностью и нравственностью соче­тания всех ее элементов.

Правомерность следственного действия означает наличие его правовой регламентации в законе. С правовой точки зрения результаты действий, не предусмотренных законом, ничтожны: фактические данные, установлен­ные таким путем, не могут быть доказательством. В нашем процессуальном законе содержится исчерпывающий перечень этих средств доказывания. Но стабильность закона в этой части нередко приходит в противоречие с потребностями следственной практики и объективно может препятствовать оперативному использованию достижений научно-технического прогресса. Нечто подобное происходит в техническом плане — с использованием в доказывании методов криминалистической одорологии и полиграфических методов.

При проведении оперативно-тактической комбинации решение о ее до­пустимости требует оценки правомерности не только следственных дейст­вий, но и входящих в ее содержание оперативно-розыскных мероприятий. Правомерность их означает соответствие Закону об ОРД и требованиям подзаконных актов, где содержится исчерпывающий перечень этих меро­приятий, основания и условия их проведения.

§ 3. Тактические комбинации (операции)

Так, для проведения следственных действий необходим акт возбужде­ния уголовного дела. Известно, что до этого проводится лишь осмотр мес­та происшествия. До утверждения прокурором постановления о возбужде­нии уголовного дела возможно также производство освидетельствования и назначение судебной экспертизы (ч. 4 ст. 146 УПК РФ). Таким образом, тактическая комбинация в принципе возможна лишь по возбужденному уголовному делу и как исключение — до этого, если в ее состав входит ос­мотр места происшествия, хотя и в этом случае, поскольку принимается решение о комбинации, т. е. признается необходимость расследования со­бытия, ничто не мешает возбудить уголовное дело уже на стадии такого ос­мотра.

Оперативно-тактическая комбинация, начинающаяся с оперативно-ро­зыскных мероприятий, может быть проведена до возбуждения уголовного дела по инициативе органа дознания, а после возбуждения уголовного дела и принятия его к производству следователем — по предположению послед­него. Поэтому оперативно-тактическая комбинация как форма взаимодей­ствия следователя и оперативного работника может быть начата до возбуж­дения уголовного дела, а завершена в стадии предварительного расследова­ния либо полностью проведена в процессе следствия по делу. При этом та часть комбинации, которая осуществляется до возбуждения дела и выража­ется в проведении оперативных мероприятий, выполняется оперативным работником без участия следователя, но по их общему замыслу.

Нет ничего противоправного в таком сотрудничестве следователя с опе­ративным работником, ибо совместная разработка ими плана предстоящей оперативно-розыскной комбинации (а только в этом заключаются дейст­вия следователя до возбуждения уголовного дела) никак не противоречит процессуальному положению следователя и не означает смешения его функций с функциями органа дознания. Изложенное можно проиллюстри­ровать на примере типичной оперативно-тактической комбинации по за­хвату взяточников с поличным.

Для сложных тактических комбинаций, выполняемых двумя и более следователями, и для оперативно-тактических комбинаций чрезвычайно важно точное выполнение каждым участником комбинации своих обязан­ностей, точное следование совместному плану действий.

Наконец, комбинация во всех своих элементах должна быть нравствен­ной и не может унижать честь и достоинство противостоящих следователю лиц.

Глава 32. Фактор внезапности, его учет и использование в процессе расследования

§ 1. Фактор внезапности, его смысл и формы использования

«Фактор внезапности», «внезапность» — термины, весьма распростра­ненные в криминалистической и процессуальной литературе. Употребляют­ся они обычно в связке с указанием на то или иное следственное действие в качестве характеристики момента его проведения или момента реализации какого-либо элемента действий: «обыск следует проводить внезапно для та­кого-то лица» или «допрашиваемому задается внезапный для него вопрос» и т. п.

Едва ли можно найти хотя бы одну работу по тактике задержания, обы­ска, допроса, в которой не указывалось бы, что внезапность — залог успеха этих действий. Вслед за лингвистами криминалисты толкуют внезапность как неожиданность, считают эти понятия синонимами, а в соединении со словом «фактор» — существенным обстоятельством, подлежащим учету и использованию в следственной деятельности.

Итак, что же такое фактор внезапности применительно к следственной деятельности?

Для того чтобы разобраться в этом вопросе, следует детальнее рассмот­реть формы, в которых может проявиться феномен неожиданности в про­цессе расследования.

Прежде всего заметим, что он может быть использован обеими проти­воборствующими в процессе расследования сторонами: как в отношении подследственного и его связей — следователем, так и ими — в отношении следователя и других участников процесса доказывания.

Для подследственного неожиданными могут быть:

проведение следственного действия — вообще или в данное время, в данном месте;

применение того или иного тактического приема в ходе следственного действия;

получение информации от следователя о вовлечении в процесс доказы­вания лиц, участие которых либо исключалось противоборствующей сторо­ной вовсе, либо предполагалось на более позднем этапе расследования;

то же в отношении материальных объектов: следов преступления и пре­ступника и иных вещественных доказательств, результатов их экспертного исследования и т. п. Неожиданным здесь может быть содержание переда­ваемой следователем информации об этом либо использование таких объ­ектов при производстве следственного действия.

Для следователя неожиданным может быть:

действие или поведение противоборствующей стороны, ее связей;

возникновение новых обстоятельств, требующих реакции со стороны следователя. Это может быть новая доказательственная или ориентирую­щая информация, исчезновение тех или иных проходящих по делу лиц, из-

§ 1. Фактор внезапности, его смысл и формы использования в расследовании 499

менение ранее данных ими показаний и т. п. Неожиданным для следовате­ля может оказаться и изменение уголовного закона по его действию как во времени и пространстве, так и по кругу лиц. Все это прямо влияет на след­ственную ситуацию и непосредственно отражается на программе действий. Рассматривая содержание действий следователя в условиях тактическо­го риска, называют три типа ситуаций, в которых для него может про­явиться фактор внезапности:

1) ожидаемые события известны, программа деятельности отрабатыва­ется, неизвестно время наступления события;

2) событие известно в общих чертах, поэтому нет точной программы; время наступления события неизвестно;

3) время и характер события неизвестны. Последнее не представляет со­бой формы проявления фактора внезапности, это выражение такого каче­ства следователя, как постоянная готовность и способность оперативно реагировать на перемены.

Внезапность и неожиданность имеет еще одну форму проявления. Это внезапность самого события, подлежащего затем расследованию, неожи­данность случившегося для всех или некоторых участников события, не­ожиданность происходящего для окружающих. Подобное типично для многих ДТП, для потерпевших при грабежах и разбоях и некоторых других преступлениях. Наконец, неожиданность события может выступать как не­обходимое условие достоверности результатов следственного действия, на­пример следственного эксперимента, о чем далее будет сказано подробно.

Все эти формы использования фактора внезапности и неожиданности как его следствия рассчитаны на срабатывание определенного психологи­ческого механизма в сознании людей. Суть этого механизма заключается в следующем.

Внезапность поведения сторон в процессе расследования представляет собой воздействие одного человека на другого. Воздействие может быть физическим и психическим. В рассматриваемом нами аспекте правомер­ным будет внезапное физическое воздействие при задержании — в преде­лах, диктуемых ситуацией. Психическое воздействие осуществляется путем передачи или воздержания от передачи значимой для адресата информа­ции. Внезапность предполагает именно передачу информации различными способами с целью вызвать необходимую реакцию со стороны лица, на ко­торое оказывается воздействие, и тем самым обусловить желательную по­зицию и поведение этого лица в нужном направлении. Воздействие долж­но оказываться в допустимо правомерной форме. Это означает, что хотя оно и не согласуется с волей объекта воздействия, но не должно ограничи­вать его прав, свободы выбора поведения, противоречить законности и нравственным принципам.

Воздействие на противостоящую следователю сторону строится с учетом ее психического состояния в данный момент. Если такой стороной являет­ся подозреваемый или обвиняемый, то следует иметь в виду, что он посто­янно внутренне напряжен; это вызывается и угрозой изобличения, и жела­нием получить информацию о действиях следователя, об имеющихся у не­го доказательствах, о поведении сообщников и т. п. У него возникает повышенный интерес к восприятию информации, ее отсутствие о том, ка­кими фактами располагает следователь, приводит к перебору различных предположений, что в конечном счете делает его особенно восприимчи­вым. Изобличения во лжи боится и свидетель, дающий ложные показания,

Глава 32. Использование фактора внезапности в расследовании

и потерпевший, по тем или иным мотивам скрывающий от следователя правду. Их психическое состояние также характеризуется напряженностью, обостренной реакцией на передаваемую следователем информацию, если она относится к существу их показаний.

Внезапные действия следователя на общем фоне постоянной напряжен­ности субъекта могут резко изменить эмоциональное состояние — как воз­будить, так и затормозить психические процессы. Результатом этого станет утрата контроля за словами или поступками. Испытываемая субъектом на­пряженность может достигать порога так называемой фрустрации, т. е. та­кого психического состояния, которое характеризуется гнетущим напряже­нием, тревожностью, отчаянием. В этом состоянии неожиданность и зна­чимость действий следователя может повлечь защитную реакцию психики субъекта в виде сильной заторможенности его психических процессов, яв­ляющейся средством «ухода» от трудной ситуации. Субъект «уходит в се­бя», не реагирует на действия следователя, он растерян, но не пытается как-то выйти из сложившегося положения, молчит, глух к логическим до­водам следователя, пытающегося убедить его в значении переданной ин­формации.

Итак, на фоне напряженного эмоционального состояния субъекта не­ожиданность как результат внезапных действий следователя может по­влечь:

а) неожиданную для самого субъекта его реакцию: изобличающий ответ
на поставленный вопрос или играющие ту же роль импульсивные дейст­
вия;

б) переосмысление субъектом своей позиции, ее изменение в благопри­
ятную для следствия сторону;

в) заторможенность психических процессов в различном ее проявлении;

г) отсроченную реакцию субъекта, которому психическая напряжен­
ность не помешает в выработке новой обдуманной позиции с попыткой
обратить полученную информацию в свою пользу.

Как уже отмечалось, фактор внезапности обладает двусторонним дейст­вием: он может быть использован и против следователя.

Конфликтный характер большинства следственных ситуаций, обуслов­ленный противодействием расследованию со стороны не только обвиняе­мого, но и иных лиц, может вызывать и у самого следователя состояние тревожности, беспокойства. Тревожность в юридической психологии опре­деляется как психическое состояние, которое вызывается возможными или вероятными неприятностями, неожиданностью, изменениями в привыч­ной обстановке и деятельности, задержкой приятного, желательного и вы­ражается в специфических переживаниях (опасения, волнения, нарушения покоя и др.) и реакциях.

Кроме того, на отдельных этапах расследования создается высокая на­пряженность в работе, что обусловливает острое реагирование на неожи­данно возникающие помехи, вызванные внезапными действиями или по­ведением противостоящих следователю лиц. Разумеется, профессиограмма следователя включает в себя такие его качества, как спокойствие, выдерж­ку, умение принимать правильные решения в экстремальных условиях, од­нако следователю присущи и обычные характерологические черты, и вне­запность тех или иных поведенческих актов обвиняемого или иных лиц может и у него вызвать замешательство, растерянность, поспешность в принятии решения, неправильную оценку ситуации и, как следствие, оши-

§ 2. Действия следователя с использованием фактора внезапности 501

бочные действия. Ожидаемое противодействие должно побуждать следова­теля к осторожности, предельной внимательности к поведению и действи­ям противостоящей стороны. Никакие ее действия не должны застать сле­дователя врасплох. Однако даже высокий профессионализм следователя, способность оперативно реагировать на неожиданные изменения ситуации не могут полностью исключить его негативных реакций на внезапные дей­ствия противостоящей стороны: как бы ни был осторожен и предусмотри­телен следователь, он не в состоянии предвидеть все, его профессиональ­ный и жизненный опыт ограничивается, как правило, лишь типичными изменениями ситуаций и типичными программами действий при таких из­менениях. Но и сама неожиданность этих изменений в силу тех или иных причин может оказать на следователя дестабилизирующее воздействие. Этому способствует состояние «постоянной эмоциональной экстремально­сти следственной деятельности, а иногда и ее повышения до «аварийных» пределов» 1 .

Итак, фактор внезапности может воздействовать и на следователя, и на противостоящего ему субъекта. Но если следователь в силу своих профес­сиональных качеств должен находиться в состоянии постоянной готовно­сти к этому фактору, то противостоящее ему лицо чаще всего такой готов­ностью не обладает, всех действий следователя предусмотреть не может в силу информационной неопределенности своего положения и складываю­щейся следственной ситуации.

Ранее уже отмечалось, что неожиданность как результат внезапности имеет еще одну форму проявления, не связанную с противоборством сто­рон в процессе расследования: внезапность самого события, подлежащего расследованию, или неожиданность события как необходимое условие дос­товерности результатов следственного действия. Психологические меха­низмы воздействия фактора внезапности в подобных ситуациях отличают­ся от механизмов ситуаций противостояния. Они зависят от характера со­бытия и роли его участников и проявляются в процессах восприятия, запечатления и воспроизведения информации о событии, его особенно­стях, определяемых именно ролью и состоянием субъекта. В этом нетрудно убедиться, сравнив показания, например, водителя и потерпевшего при ДТП или нападавшего и жертвы при разбое, изнасиловании и подобных преступлениях. Здесь уже следует говорить не об использовании фактора внезапности в расследовании, а его проявлении и учете в процессе собира­ния, исследования и оценки доказательств.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Статья написана по материалам сайтов: studfiles.net, be5.biz, studopedia.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector