+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Теория интереса юридического лица

Читайте также:

  1. IX. Гетевская теория познания
  2. Билет № 1. Теория государства и права как наука: предмет, методы, функции. Соотношение теории государства и права с иными общественными и юридическими науками.
  3. БИОЛОГИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ БРОЖЕНИЙ
  4. Биология ТЕОРИЯ ЛАМАРКА
  5. В интересах прибыли: отказ от производства натуральных продуктов и замена их опасными субстанциями
  6. Вопрос Сознательное и бессознательное в психике человека. Теория психоанализа о бессознательном.
  7. Вопрос. Конвекция свободная и вынужденная. Основной закон конвективного теплообмена Ньютона-Рихмана. Теория подобия. Коэффициент теплоотдачи.
  8. Временные переводы в интересах предприятия (организации).
  9. Все начинается с интереса
  10. Государственная теория МСУ
  11. Государственная теория самоуправления
  12. Давайте поговорим о ваших философских интересах. Кого из философов вы считаете своими учителями? Например, вы любите упоминать о Гадамере и Хабермасе.

Другим вариантом развития теории фикций стала «теория интереса», выдвинутая крупнейшим германским ученым-юристом Р. ф. Иерингом. Он считал, что права и обязанности юридического лица в действительности принадлежат тем реальным физическим лицам, которые фактически используют общее имущество и получают от него выгоды («дестинаторам»). Их общий интерес олицетворяет юридическое лицо. С его точки зрения, оно представляет собой некий единый центр для прав «дестинаторов», искусственно созданный с помощью юридической техники для упрощения ситуации — в качестве особой формы обладания имуществом многими физическими лицами для некоторых общих целей. В российской дореволюционной литературе эту теорию по сути поддерживали и развивали Ю. С. Гамбаров и Н. М. Коркунов.

Теория фикции оказала значительное влияние на законодательное развитие. Не случайно, например, в Германском гражданском уложении и в Гражданском кодексе Италии термин «юридическое лицо» используется только в заголовках отдельных разделов, без раскрытия его содержания; в Гражданском кодексе Франции (Code civil) до 1978 г. данное понятие вообще отсутствовало, а в гражданских кодексах ряда латиноамериканских стран юридическое лицо прямо названо фиктивным образованием (например, в ст. 545 ГК Чили и в ст. 583 ГК Эквадора).

С развитием различных видов юридических лиц в противоположность фикционным теориям стали выдвигаться теории, признающие реальность юридического лица как субъекта права («реалистические теории юридического лица»). В германской цивилистике практически одновременно с господствовавшими тогда взглядами Савиньи, Виндшейда и Бринца появились теории, рассматривавшие юридическое лицо как особый социальный организм, «духовную реальность» или «человеческий союз» со своей собственной волей, не сводимой к совокупности воль составляющих его отдельных физических лиц (Г. ф. Беселер, О. ф. Гирке).

Органическая теория Гирке, рассматривавшего юридическое лицо как особый «телесно-духовный организм» («союзную личность»), нашла сторонников во французской цивилистике (Р. Саллейль, П. Мишу и др.). Отмечалось, что реальность существования таких общественных организмов, как юридические лица, предполагает их признание законом, но вовсе не «искусственное» создание. В российской дореволюционной цивилистике реальность юридического лица отстаивали Н. Л. Дювернуа и И. А. Покровский, назвавший его «живой клеточкой социального организма». Достоинством этого подхода стала возможность объяснения наличия собственной воли и интересов юридического лица, а тем самым самостоятельности его выступления в качестве субъекта гражданского оборота, хотя приравнивание юридического лица к физическому тоже признавалось искусственным. Теория «естественного лица» (natural entity) в начале нынешнего века распространилась и в американском праве.

В цивилистической науке советского периода также был выдвинут ряд теорий, объясняющих сущность категории юридического лица, прежде всего применительно к господствовавшим в тогдашнем обороте государственным организациям (предприятиям и учреждениям). Здесь отвергалась теория юридического лица как обособленного, персонифицированного имущества (ибо государственное имущество даже при создании на его базе юридического оставалось собственностью государства и в этом смысле действительно не обособлялось от имущества учредителя). Юридическое лицо рассматривалось в качестве «социальной реальности» (а не фикции), наделенной определенным имуществом для достижения общественно полезных целей или для решения социально-экономических задач государства и общества (теория социальной реальности Д. М. Генкина).

Иногда прямо утверждалось, что за государственным юридическим лицом всегда стоит само государство, или «всенародный коллектив», являющийся действительным собственником его имущества (теория государства С. И. Аскназия). Опасность такой трактовки, не позволявшей ясно разграничивать имущество и ответственность государства и созданных им юридических лиц, в наибольшей мере проявилась во внешнеэкономическом обороте (создавая, например, возможность обращения взыскания по долгам государственных внешнеторговых организаций на имущество государства). Во внутреннем же обороте она служила обоснованием тезиса об «отсутствии» у государственного юридического лица каких-либо интересов, отличных от интересов государства

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

Основные теории сущности юридического лица

Первая по времени – теория фикции: юридическое лицо есть порождение правопорядка, т.е. некоторая юридическая фикция, искусственная конструкция, придуманная законодателем. Родоначальник: папа римский Иннокентий IV, заявивший в 1245 г. на вопрос о возможности отлучения от церкви корпораций, что корпорация не имеет души, а существует лишь в воображении людей. Развитие теория фикции получила в 19 веке в германской цивилистике (Фридрих Карл фон Савиньи и Бернгард Виншайд).

Они считали юридическое лицо искусственным субъектом, созданным законом лишь для условной привязки к нему субъективных прав и обязанностей, которые в действительности принадлежат либо его участникам-физическим лицам, либо остаются бессубъектными. В качестве фиктивного понятия ЮЛ рассматривал и Г. Ф. Шершеневич, который считал юридические фикции не мнимыми понятиями, а научными приёмами познания, а юридическое лицо – «искусственным субъектом» оборота, созданным для достижения определенной цели. Теория фикции получила распространение и в англо-американском праве, где корпорация рассматривается как «искусственное образование, невидимое, неосязаемое и существующее только с точки зрения закона».

В развитие теории фикции была выдвинута теория «целевого имущества» (Алоис Бринц). Он доказывал, что права и обязанности могут как принадлежать конкретному субъекту, так и служить определенной цели (объекту). Во втором случае субъект права вообще не требуется, так как его роль выполняет обособленное с этой целью имущество (в т.ч. отвечающее за долги, сделанные для достижения соответствующей цели). По традиции оно наделяется свойствами субъекта права, хотя в этом нет необходимости. Планиоль считал, что юридическое лицо – коллективное имущество, которое в качестве субъекта права является юридической фикцией, созданной для упрощения его использования. Плюсы подхода: объяснял необходимость признания ЮЛ в качестве субъекта права; минусы: исключал наличие у такого субъекта собственной воли и интересов (бессубъектные правоотношения).

Другим вариантом развития теории фикции стала «теория интереса» (Рудольф фон Иеринг). Эта теория считает, что права и обязанности юридического лица в действительности принадлежат тем реальным физическим лицам, которые фактически используют общее имущество и получают от него выгоды. Их общий интерес и олицетворяет ЮЛ.

В противоположность теориям фикций стали выдвигаться теории, признающие реальность юридического лица как субъекта права («реалистические теории юридического лица»). В Германии их основателями были Георг фон Беселер, Отто фон Гирке.

Органическая теория Гирке рассматривает юридическое лицо как особый «телесно-духовный организм» («союзную личность»). Реальность существования таких «организмов» предполагает их признание законом, но не искусственное создание. В России реальность ЮЛ отстаивали Н. Дювернуа и И. А. Покровский, назвавший ЮЛ «живой клеточкой социального организма». Достоинство подхода: возможность объяснения наличия собственной воли и интересов ЮЛ, а тем самым его самостоятельности в качестве субъекта гражданского оборота, хотя приравнивание ЮЛ к ФЛ тоже признавалось искусственным. Теория «естественного лица» в начале 20 века распространилась и в американском праве.

В цивилистической науке советского периода был выдвинут ряд теорий, прежде всего применительно к господствовавшим тогда в гражданском обороте предприятиям и учреждениям. Отвергалась теория ЮЛ как обособленного, персонифицированного имущества. ЮЛ – «социальная реальность», наделенная определенным имуществом для достижения общественно полезных целей или для решения социально-экономических задач государства и общества (теория социальной реальности Д.М. Генкина).

Это интересно:  Прокуратура чем занимается кратко

Иногда прямо утверждалось, что за государственным ЮЛ всегда стоит само государство, или «всенародный коллектив», являющийся действительным собственником его имущества (теория государства С.И. Аскназия).

Господствующей в советской циливистике стала теория коллектива, обоснованная в работах А.В. Венедиктова и С.Н. Братуся. Согласно этой теории ЮЛ является реально существующим социальным образованием, имеющим «людской субстрат» (сущность) в виде коллектива его работников, за которым стоит всенародный коллектив трудящихся, организованный в государство. Другие ученые подчеркивали роль администрации государственного ЮЛ (теория директора Ю.К. Толстого). Поскольку воля руководителя признается волей самого ЮЛ и именно через него ЮЛ приобретает права и обязанности, руководитель и представляет собой сущность ЮЛ.

При переходе к рыночному хозяйству стал очевиден ряд недостатков «теории коллектива»: работники государственных юридических лиц, рассматривавшиеся в качестве «людского субстрата», в действительности не являются не только участниками (учредителями) ЮЛ, но и частью «общенародного коллектива-собственника». Очевидно, что советская трактовка ЮЛ как организованного коллектива привели к пренебрежению имущественной стороной дела. В результате, например, разрешение гражданам заниматься предпринимательской деятельностью путем создания производственных кооперативов в соответствии с законом предполагало наличие «людского субстрата» (не менее трёх членов), но не обособленного имущества при начале его деятельности. Такие ЮЛ могли представлять собой простую «пустышку», опасную для потенциальных контрагентов. Эта теория также не даёт удовлетворительного объяснения существования «компаний одного лица», хотя они получили значительное развитие в современной экономике, где их создают в том числе публично-правовые образования. Объявление их фикцией вряд ли можно считать достаточным объяснением их статуса.

Выдвигались и другие концепции:

  • О.А. Красавчиков – система социальных связей;
  • Б.И. Пугинский – некое правовое средство, с помощью которого конкретная организация допускается к участию в гражданском обороте.

В современной зарубежной литературе теориям сущности ЮЛ особого внимания не уделяется, характерным даже для немецкого правоведения является указание на то, что юридическое лицо следует рассматривать в качестве юридико-технического понятия, служащего для признания «лиц или вещей» (предметов) правоспособными организациями, а сущность этого понятия объясняется многочисленными теориями, которые «не имеют практического значения и не обладают большой познавательной ценностью». Такой подход в равной мере присущ как континентальному, так и англо-саксонскому праву.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Теории юридического лица

Юридические лица являются одной из излюбленнейших тем в цивилистической науке. Многие ученые пытались объяснить то обстоятельство, что некое общественное образование рассматривается и действует в обороте как единичный реальный человек, как физическая личность (personal vicem fiuigitur).

В юридической науке существуют различные теории юридического лица. Здесь я приведу анализ различных теорий, проведенный О.С. Иоффе Очерки по гражданскому праву: сб. ст./ отв. ред. О. С. Иоффе. Л., 1957, с.21.:

Первая — теория фикции, автором которой считают папу Иннокентия IV. В 1245 году, отвечая на вопрос: может ли корпорация (юридическое лицо) быть отлучена от Церкви, допускаться к присяге, быть восприемницей детей при крещении, основываясь на положениях Corpus Juris Civilis, — он заявил, что корпорация не имеет души, а существует лишь в воображении людей, будучи persona ficta, т.е. фиктивным, не существующим в реальности лицом. Правда, следует отметить, что спустя некоторое время другой папа — Иоанн XXII — признал, что, хотя корпорация как юридическое лицо не имеет души и у нее нет подлинной личности, она все-таки имеет фиктивную личность в силу юридической фикции и в силу этой же фикции имеет душу и потому может совершать правонарушения и может быть подвергнута наказанию.

Наиболее известными сторонниками теории фикции являлись немецкие юристы Савиньи и Виндштейн (один из авторов Германского гражданского уложения). Савиньи считал, что конкретное физическое лицо существует реально и только поэтому признается субъектом права, т.е. лицом, обладающим правоспособностью. В связи с этим, по его мнению, понятие «лицо» может испытывать двоякую модификацию — ограничительную и распространительную. Во-первых, правоспособность лица может быть ограничена в силу закона, а во-вторых, переносима на нечто такое, что не есть отдельный человек, следовательно, искусственным образом возможно создание юридического лица, которое физически не существует, а поэтому рассматривается в качестве субъекта права лишь в силу воли государства, воплощенной в законе или акте о создании юридического лица (отсюда и название — юридическое лицо, т.е. лицо, созданное не природой, а правопорядком).

По мнению Савиньи, в силу своего искусственного характера юридическое лицо не может иметь естественной дееспособности.

Поэтому дееспособность юридических лиц подобна дееспособности малолетних и лиц, страдающих психическим расстройством. В данном случае от имени юридического лица выступает его представитель, которым является не отдельный представитель организации (либо несколько участников), а само юридическое лицо. Подобных взглядов придерживался и А.М. Гуляев, который писал, что «юридическое лицо есть субъект воображаемый», «искусственно созданный субъект». Г.Ф. Шершеневич полагал, что «в основе юридического лица лежат не фиктивные, а настоящие, реальные потребности живых людей, но субъекты, которым даются права для охраны таких интересов, существа не реальные. Это искусственно созданные самой жизнью или законодателем субъекты».

По мнению большинства американских авторов, основой теории правовой фикции в англосаксонской системе права послужила знаменитая фраза Председателя Верховного Суда США Маршалла в деле Darthmouth College Case (1819 г.): «Корпорация представляет собой искусственное существо, невидимое, неосязаемое и существующее только как измышление права. Будучи искусственным творением права, она обладает только теми свойствами, которые предусмотрены ее уставом».

В настоящее время судьей Кентом разработана новая трактовка теории фикции: «Корпорация — это привилегия, принадлежащая одному или нескольким лицам, которые существуют в качестве правовой единицы под особым наименованием, облеченной по воле закона «вечным» существованием и действующей в различных отношениях, независимо от действительного числа ее участников как один индивид».

Как уже упоминалось, сторонники теории фикции полагали, что субъектом права может быть только такое лицо, которое может лично для себя пользоваться своими правами, т.е. действительно наслаждаться. В связи с тем, что юридические лица не могут чувствовать, а, следовательно, и наслаждаться, они являются не реальными, а фиктивными субъектами права. Однако, как замечает Е.Н. Трубецкой, существует множество случаев, когда право принадлежит одному лицу, а пользуется, наслаждается им другое лицо. Поэтому представляется неверным отрицать возможности юридического лица выступать в качестве субъекта права на том основании, что оно не является субъектом пользования.

Данная концепция, базирующаяся на положении о реальности только физических лиц, могла привести к признанию фиктивным субъектом права наряду с юридическими лицами и государства. В связи с этим была высказана еще одна теория, отрицающая возможность существования юридических лиц, названная позднее теорией «целевого имущества». Ее автор — немецкий юрист Бринц. В предисловии к первому изданию своего учебника пандектов 1857 г. он писал, что различать физические и юридические лица в юриспруденции — то же самое, что в антропологии делить людей на действительных людей и садовые пугала. По мнению Бринца, нечто (т.е. какое-либо имущество или право) может принадлежать не только кому-нибудь, но и чему-нибудь.

Имущество богов, храмов, городов принадлежало чему-то, так как нельзя указать лица, кому бы оно принадлежало. Этим чем-то и выступает цель, для достижения которой оно (имущество) и предназначено. В этом случае субъект права вообще не требуется, так как его роль выполняет обособленное с такой целью имущество. По традиции оно наделяется свойствами субъекта права, хотя на самом деле в этом нет никакой необходимости. Поэтому, вероятно, нет нужды в понятии «юридическое лицо», ибо в данном случае оно используется лишь в качестве метафоры, так как в действительности здесь нет субъектов прав и обязанностей, а есть лишь целевое имущество. Отсюда вывод: имущество, принадлежащее цели, не может принадлежать лицу.

Это интересно:  Льготы при подключении газа к частному дому

Критики теории Бринца указывали, что он не отвечает на вопрос — кому принадлежит имущество юридических лиц, а говорит лишь о том, что имущество предназначается для достижения определенной цели. Так, Е.Н. Трубецкой писал: «К каким несообразностям может привести теория Бринца, легко видеть из следующего примера. Представим себе, что существуют два общества А и В, которые обладают каждое своим имуществом и преследуют одну и ту же цель. Если бы их имущество считалось принадлежностью той цели, которую они преследуют, то мы имели бы не два раздельных имущества, а одно «целевое» имущество. В действительности, однако, мы видим нечто совершенно другое. На самом деле имущество составляет принадлежность не цели, а принадлежность двух обществ как определенных, разделенных и самостоятельных субъектов права, из коих ни один не может распоряжаться собственностью другого. Наконец, права могут принадлежать обществам и там, где еще вовсе нет имущества; например за благотворительным обществом могут быть признаны права, даже если бы в начале своего существования оно и не имело имущества, — в предположении будущего имущества, которое может составиться из пожертвований и членских взносов. «Целевого» имущества здесь, стало быть, нет, а между тем существует общество, за которым закон признает правоспособность и которое поэтому должно быть признано субъектом права, юридическим лицом».

Близка по своему существу к теории фикции концепция, выдвинутая известнейшим немецким юристом Рудольфом фон Иерингом в XIX веке и названная впоследствии теорией интереса. Отношение Иеринга к юридическим лицам вытекает из его позиции, касающейся права вообще как в субъективном, так и в объективном смысле.

Под субъективным правом он понимал защищенный юридически интерес, который состоит в пользовании определенными благами, а под правом в объективном смысле — обеспечение жизненных условий общества. При этом способность воли не требуется для понятия субъективного права, важно лишь то, кто пользуется правом. По Иерингу, субъектами права могут быть лишь люди (пользователи), интересы которых защищаются законом: в библиотеке — это читатели, в акционерном обществе — акционеры, в университете — ректор, профессора, студенты и т.д. У юридического лица нет и не может быть своих собственных интересов, оно представляет собой своеобразный прием юридической техники, с помощью которой возможно удовлетворение интересов стоящих за юридическим лицом подлинных дестинаторов (пользователей) его субъективных прав.

В корпорации не юридическое лицо как таковое, а отдельные ее члены являются действительными субъектами права, поскольку создание корпорации направлено на удовлетворение их интересов, а правовая защита последних осуществляется при помощи иска, обращенного против корпорации ее участником.

В учреждении реальными субъектами права являются обслуживаемые им люди, причем круг этих людей может быть неопределенным. Из университета могут извлекать пользу профессора, студенты и т.д., а не сам университет, который не в состоянии извлекать для себя пользу из своих прав, не способен чувствовать и наслаждаться. Поэтому, по мнению Иеринга, не университет, а лица, которым он служит, должны признаваться субъектами права. При этом модель «юридического лица» используется для удобства участия в правоотношениях, так как пользователи (дестинаторы) часто меняются. В связи с этим права и обязанности юридического лица на самом деле принадлежат тем физическим лицам (т.е. дестинаторам), которые используют общее имущество и получают от него выгоды. Их общий интерес, по меткому замечанию Е.А. Суханова, и олицетворяет собой юридическое лицо. Само юридическое лицо неспособно к пользованию, не имеет интересов и целей и, следовательно, не может иметь прав Грешников, И. П. Субъекты гражданского права: юридическое лицо в праве и законодательстве/ СПб., 2002, с.130..

Однако теория интереса также не лишена недостатков, которые подметил Г.Ф. Шершеневич: пользование правом не всегда принадлежит тому, чье право, предназначение имущества не разрешает вопроса о его принадлежности (например, вор может фактически пользоваться и распоряжаться правами, связанными с владением вещью) Смоленский, М. Б. Российское предпринимательское право/ Ростов н/Д., 2006, с.243.. Дестинаторы не могут требовать охраны их интересов на основании своего права. Если к ночлежному дому предъявлен иск, то ответчиком не может выступить тот или другой его посетитель .

В противоположность теории фикции юридического лица была выдвинута теория Гирке. Он предложил рассматривать юридическое лицо как некий союз лиц (организм), который не возникает в силу права, а существует реально. Если такое явление существует объективно, но не оформлено правом, то до момента такого оформления оно не может считаться юридическим лицом. Ученый сравнивает такое состояние с эффектом эмбриона, т.е. нечто находится в выжидательном состоянии, а после выполнения установленных законом процедур оно сразу приобретает права и обязанности (становится юридическим лицом). Подобный организм (правда, с некоторыми оговорками) он приравнивал к человеку, т.е. к живым организмам.

Юридическое лицо обладает специальной правоспособностью и может совершать действия лишь в соответствии с целями, ради которых оно создано, а также дееспособностью, ибо обладает собственной волей, которую выражают органы юридического лица. Поэтому неверно противопоставлять физических лиц юридическим на том основании, что последние могут действовать только через свои органы; ведь также действует и индивид. Но следует учитывать, что в отличие от физических лиц юридическое лицо имеет органы в юридическом смысле. Органы естественного лица существуют сообразно со строем индивидуального человеческого организма как орудия одушевляющего их единства; органы юридического лица проявляют действующее в них единство в юридической сфере сообразно с юридическим строем социального человеческого организма.

В Советском Союзе также был разработан ряд теорий юридического лица. Тогда цивилисты отвергали теорию юридического лица в качестве обособленного имущества, так как государственное имущество даже при создании на его базе какого-либо юридического лица все равно оставалось государственной собственностью. Как верно отмечает Е.А. Суханов Цит.по: Гражданское право. Общая и особенная части: учебник/ А. П. Фоков, Ю. Г. Попонов, И. Л. Черкашина, В. А. Черкашин, М., 2005, с.248., господствующей теорией в советской цивилистической науке считалась теория коллектива, разработанная впервые в трудах А.В. Венедиктова и поддержанная С.Н. Братусем, О.С. Иоффе и многими другими цивилистами.

Согласно этой теории в основе правосубъектности юридического лица лежит не только единство государственной социалистической собственности, но и оперативное управление ее частями. В данном случае единство государственной социалистической собственности означает, что за каждым юридическим лицом стоит собственник находящегося в его управлении имущества — Советское государство и весь советский народ. Оперативное же управление выделенной юридическому лицу частью государственного имущества по воле советского народа осуществляет коллектив работников юридического лица, возглавляемый назначенным государством ответственным руководителем.

В юридической литературе неоднократно высказывались критические замечания в адрес этой теории. Например, В.П. Грибанов указывал, что коллектив работников не имеет прав на имущество предприятия, учреждения, организации, не заключает гражданско-правовых сделок, не несет ответственности по обязательствам такого юридического лица, т.е. не выступает в качестве субъекта гражданских правоотношений . Однако здесь же В.П. Грибанов сам обосновывает теорию коллектива с помощью привлечения не двух, а трех коллективов — государства, рабочих и служащих, администрации — во главе с ответственным руководителем.

Это интересно:  Подсудность по связи дел в гражданском процессе

В противовес теории коллектива советскими учеными были выдвинуты три другие теории юридического лица.

Автор первой из них, которую иногда в науке называют теорией государства, — С.И. Аскназий. Он полагал, что поскольку единственным собственником имущества государственного юридического лица является государство, то и за государственным юридическим лицом всегда стоит государство, или «всенародный коллектив», являющийся действительным собственником его имущества. Индивидуализацию же юридических лиц следует искать не в людском коллективе, а в специфике того участка, на котором осуществляется его деятельность.

Однако такой подход таил в себе немало проблем:

невозможно разграничить имущество и ответственность государства и созданных им юридических лиц ;

нельзя объяснить существование юридического лица как самостоятельной хозяйственной единицы, ибо тогда отношения между двумя государственными организациями приходится рассматривать как отношения государства с самим собой;

если признать, что за каждым государственным юридическим лицом стоит государство как единое целое, то как объяснить тот факт, что государство не отвечает по долгам государственных юридических лиц, а последние не отвечают по долгам государства.

Другое толкование сущности юридического лица предложено Ю.К. Толстым, который исходил из того, что за каждым государственным юридическим лицом стоят:

  • 1) само социалистическое государство как единый и единственный собственник предоставленного юридическому лицу государственного имущества;
  • 2) руководитель хозяйственного органа, являющийся уполномоченным государства по управлению вверенным ему имуществом согласно планам, преподанным государством.

Поэтому Ю.К. Толстой утверждал, что только руководитель (директор) государственного органа выступает в качестве носителя гражданской правоспособности советского юридического лица. Он считал, что директор воплощает волю государства творчески, с учетом конкретной обстановки. Концепция, предложенная Ю.К. Толстым, впоследствии названа теорией директора.

Однако и у такого подхода к пониманию юридического лица немало недостатков: в соответствии с этой теорией происходило отождествление государственного юридического лица с его органом, каковым и являлся директор, хотя законодательством под юридическим лицом понималась организация, а не ее руководитель. Свои права и обязанности директор осуществляет от имени и в интересах организации в целом. Кроме этого, данная теория распространяется только на государственные юридические лица с единоличным руководителем.

Совсем недавно Ю.К. Толстой несколько модернизировал свою теорию директора. Он предлагает раскрывать сущность юридического лица дифференцированно, в зависимости от того, о какой организационно-правовой форме и даже о каком конкретном юридическом лице идет речь.

С точки зрения теории социальной реальности, выдвинутой впервые Н.Г. Александровым в 1948 году (еще без использования данного наименования), юридическое лицо — это особое отношение между людьми по поводу имущества; отношение, заключающееся в том, что известный имущественный комплекс для обеспечения каких-либо общих интересов передается в управление тем или иным дееспособным лицам («органам» юридического лица) Актуальные проблемы гражданского права : сб. ст., Вып. 8/ под ред. О. Ю. Шилохвоста, М., 2004, с. 228.. Последние от имени юридического лица приобретают имущественные правомочия, реализуемые для пополнения данного имущественного комплекса, и принимают имущественные обязанности, выполняемые за счет средств этого комплекса. Подобных взглядов придерживался и Д.М. Генкин Цит.по: Грешников, И. П. Субъекты гражданского права : юридическое лицо в праве и законодательстве/ СПб., 2002, с.120., рассматривающий юридическое лицо в качестве «социальной реальности», наделенной определенным имуществом для достижения общественно полезных целей или для решения социально-экономических задач государства и общества.

Вопрос 24. Теории, объясняющие сущность юридического лица

Первую по времени появления группу таких теорий составляют взгляды, согласно которым юридическое лицо есть порождение правопорядка, т.е. некоторая юридическая фикция, искусственная конструкция, придуманная законодателем. Они получили название теории фикции (или фикционных теорий). Родоначальником этого подхода принято считать одного из римских пап, Иннокентия IV, внесшего большой вклад в развитие средневековой юриспруденции. Теория фикции получила наибольшее развитие в германской цивилистической литературе XIX века. Наиболее видными ее представителями являются крупнейшие немецкие цивилисты того времени Фридрих Карл фон Савиньи (который считался бесспорным лидером всего европейского правоведения до середины XIX века) и Бернгард Виндшайд (один из главных создателей Германского гражданского уложения). Они считали юридическое лицо искусственным субъектом, созданным законом лишь для условной привязки к нему субъективных прав и обязанностей, которые в действительности либо принадлежат его участникам — конкретным физическим лицам, либо остаются бессубъектными».

В развитие этих взглядов была выдвинута теория целевого имущества, автором которой был Алоис Бринц. Он доказывал, что права и обязанности могут как принадлежать конкретному человеку (субъекту), так и служить лишь определенной цели (объекту). В этом втором случае субъект права вообще не требуется, так как его роль выполняет обособленное с этой целью имущество (в том числе отвечающее за долги, сделанные для достижения соответствующей цели). По традиции оно наделяется свойствами субъекта права, хотя на самом деле в этом нет необходимости, а потому не нужно и само понятие юридического лица. Во французской литературе весьма близкие по сути взгляды высказывались М. Планиолем. Последний считал, что юридическое лицо — это коллективное имущество, которое в качестве субъекта права является юридической фикцией, созданной для упрощения его использования.

Другим вариантом развития теории фикций стала теория интереса, выдвинутая крупнейшим германским ученым-юристом Рудольфом фон Иерингом. Он считал, что права и обязанности юридического лица в действительности принадлежат тем реальным физическим лицам, которые фактически используют общее имущество и получают от него выгоды (дестинаторам). Их общий интерес и олицетворяет юридическое лицо.

С развитием различных видов юридических лиц в противоположность фикционным теориям стали выдвигаться теории, признающие реальность юридического лица как субъекта права (реалистические теории юридического лица).

Сторонники органической теории (теории социальных организмов) (О. Гирке, Г. Дернбург, Регельсбергер в Германии; Л. Мишу, Р. Салейль во Франции) рассматривали юридическое лицо (в соответствии с действующей тогда терминологией – “моральное лицо” (personnalite morale)) в качестве реального субъекта реальных общественных отношений. В отличие от многих других учёных, они не соглашались с доводом, что субъектом права может быть только человек. По мнению основателя теории – О. Гирке (O. Gierke), юридическое лицо – это особый телесно-духовный социальный организм, союзная личность. Таким образом, юридическое лицо – не фикция, а особый организм, обладающий своей самостоятельной волей, желаниями и чувствами, корпоративной честью.

Теория государства” (С.И. Аскназий – 1947 г) предполагала рассмотрение сущности юридического лица через стоящее за ним государство, как всенародно организованный коллектив. Один и тот же субъект – государство – стоит за каждым государственным юридическим лицом, выполняя через каждое из них различные свои функции, организуя именно данный участок работы.

“Теория директора” (Ю.К. Толстой – 1955 г) заключалась в том, что за каждым государственным юридическим лицом стоят:

· государство, как единый и единственный собственник предоставленного юридическому лицу имущества;

· руководитель организации, уполномоченный управлять этим имуществом согласно планам, утверждённым государством.

Теория социальной реальности” (Д.М. Генкин, И.Г. Александров и др.) возникла в середине 50-х годов. По мнению Д.М. Генкина, “Госорган – это не обособленное имущество, а юридическое лицо, являющееся социальной реальностью, наделяемое имуществом для достижения возложенных на юридическое лицо задач”.

Статья написана по материалам сайтов: studopedia.ru, studwood.ru, lektsii.org.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector