+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Взыскание процентов неосновательное обогащение

САРАТОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

Судья Андреева С.Ю.

Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда в составе:

председательствующего Грибалевой М.Н.,

судей Рябихина О.Е., Садовой И.М.,

при секретаре Ч.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску К. к Федеральной службе судебных приставов Российской Федерации, Управлению Федеральной службы судебных приставов по Саратовской области, Кировскому районному отделу судебных приставов города Саратова о взыскании материального и морального вреда по апелляционной жалобе К. на решение Октябрьского районного суда города Саратова от 11 апреля 2017 года, которым в удовлетворении исковых требований отказано.

Заслушав доклад судьи Рябихина О.Е., объяснения К., поддержавшей доводы жалобы, представителя ответчиков Федеральной службы судебных приставов Российской Федерации, Управления Федеральной службы судебных приставов по Саратовской области — Б., возражавшей против доводов жалобы, обсудив доводы жалобы, исследовав материалы дела, судебная коллегия

Решением Октябрьского районного суда города Саратова от 11 апреля 2017 года в удовлетворении исковых требований К. к ФССП России, УФССП по Саратовской области, Кировскому РОСП города Саратова о взыскании материального и морального вреда отказано.

Другие лица, участвующие в деле, в судебное заседание не явились, о времени и месте судебного заседания извещены надлежащим образом, доказательств уважительных причин неявки суду не представили, в связи с чем, учитывая положения ст. 167 ГПК РФ, судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Проверив законность и обоснованность обжалуемого решения районного суда согласно требованиям ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ, исходя из доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для его отмены.

На основании ст. 4 Федерального закона от 02 октября 2007 года N 229-ФЗ Об исполнительном производстве» исполнительное производство осуществляется на принципах законности и своевременности совершения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения.

Статьей 13 Федерального закона от 21 июля 1997 года N 118-ФЗ «О судебных приставах» предусмотрена обязанность судебного пристава-исполнителя использовать предоставленные ему права в соответствии с законом и не допускать в своей деятельности ущемления прав и законных интересов граждан и организаций.

В соответствии со ст. 12 Федерального закона от 21 июля 1997 года N 118- ФЗ «О судебных приставах» в процессе принудительного исполнения судебных актов судебный пристав-исполнитель принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов.

Согласно п. 1 ч. 3 ст. 68 Федерального закона от 02 октября 2007 года N 229- ФЗ «Об исполнительном производстве » мерами принудительного исполнения является обращение взыскания на имущество должника, в том числе на денежные средства и ценные бумаги.

На основании ч. 1 ст . 69 Федерального закона от 02 октября 2007 года N 229- ФЗ «Об исполнительном производстве » обращение взыскания на имущество должника включает изъятие имущества и (или) его реализацию, осуществляемую должником самостоятельно, или принудительную реализацию либо передачу взыскателю.

Взыскание на имущество должника, в том числе на денежные средства в рублях и иностранной валюте, обращается в размере задолженности, то есть в размере, необходимом для исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе, с учетом взыскания расходов по совершению исполнительных действий и исполнительского сбора, наложенного судебным приставом-исполнителем в процессе исполнения исполнительного документа ( часть 2 статьи 69 Федерального закона «Об исполнительном производстве «).

В силу положений ч. 3 ст . 69 Федерального закона «Об исполнительном производстве » взыскание на имущество должника по исполнительным документам обращается в первую очередь на его денежные средства в рублях и иностранной валюте и иные ценности, в том числе находящиеся на счетах, во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях, за исключением денежных средств должника, находящихся на залоговом, номинальном, торговом и (или) клиринговом счетах. Взыскание на денежные средства должника в иностранной валюте обращается при отсутствии или недостаточности у него денежных средств в рублях.

Таким образом, право судебного пристава-исполнителя обратить взыскание на имущество должника, в том числе на денежные средства, закреплено ст . 69 Федерального закона «Об исполнительном производстве «.

В связи с преждевременным взысканием исполнительского сбора, денежные средства в размере 1157 руб. 10 коп. были возвращены на счет К.

21 августа 2013 года судебным приставом-исполнителем было вынесено постановление об окончании исполнительного производства (л.д. 117).

Из ответа от 24 июня 2015 года следует, что ФИО6 отрицает повторное поступление взысканной суммы, в связи с чем судебным приставом направлены запросы в ГУ УПФ в Кировском, Октябрьском и Фрунзенском районах города Саратова и ОАО «Сбербанк России» о движении денежных средств (л.д. 43-44).

09 декабря 2015 года УФССП России по Саратовской области направлено в адрес истца письмо с разъяснением права на обращение в суд в связи с тем, что ФИО6 отрицает повторное поступление взысканной суммы (л.д. 49-50).

Исследовав и оценив доказательства в их совокупности по правилам ст. ст. 55 , 67 , 71 ГПК РФ, на основании указанных выше положений материального закона, положений ст. ст. 15 , 1069 , 1071 ГК РФ, с учетом требований ст. 56 ГПК РФ, суд пришел к правильному выводу о том, что судебный пристав-исполнитель действовал правомерно при обращении взыскания на денежные средства должника, находящиеся в банке, поскольку денежные средства на вкладе были списаны ранее чем с пенсии должника, и обоснованно постановил указанное выше решение.

Разрешая заявленные требования о взыскании убытков (процентов по вкладу), суд первой инстанции, исходя из того, что судебный пристав-исполнитель обоснованно обратил взыскание на денежные средства К., находящиеся на счете в банке, а также, что с учетом условий заключенного истцом договора вклада, согласно которым при досрочном списании денежных средств, производится перерасчет процентов, правильно пришел к выводу, что требование истца о взыскании убытков в виде неполученных процентов является необоснованным и удовлетворению не подлежит.

Оснований для взыскания неосновательного обогащения на основании ст. 1102 ГК РФ не имеется, поскольку ответчики по данному иску денежные средства истца не получали и не удерживали. Как указано выше, денежные средства были перечислены взыскателю ФИО6.

Довод жалобы о том, что за пользование чужими денежными средствами с ответчиков подлежат взысканию проценты на сумму неправомерно удержанных средств является необоснованным.

В соответствии с п. 1 ст. 395 ГК РФ за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств.

Согласно п. 38 постановления пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 года N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» проценты, предусмотренные ст. 395 ГК РФ, не начисляются на суммы экономических (финансовых) санкций, необоснованно взысканные с юридических и физических лиц налоговыми, таможенными органами, органами ценообразования и другими государственными органами и подлежащие возврату из соответствующего бюджета.

Разрешая требования К. в части взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами и отказывая в их удовлетворении, суд обоснованно исходил из того, что к рассматриваемым отношениям положения ст. 395 ГК РФ не применимы, поскольку проценты за пользование чужими денежными средствами взыскиваются в случае, если денежные средства выступают средством платежа по гражданско-правовым обязательствам.

Оснований для взыскания процентов по денежному обязательству в размере 938 руб. 78 коп. на основании ст. 317.1 ГК РФ суд первой инстанции также правильно не нашел, приведя соответствующие мотивы.

Ссылка в жалобе на то, что К. был причинен моральный вред в связи с несвоевременным возвратом ей денежных средств, а также ее неоднократными обращениями в Кировский РОСП города Саратова, УФССП России по Саратовской области, также не является основанием для отмены решения суда.

В соответствии с п. 1 ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимание обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Согласно с п. 2 ст. 1099 ГК РФ, моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом.

В силу ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

Пунктом 3 приведенного постановления Пленума Верховного Суда РФ разъяснено, что в соответствии с действующим законодательством одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом.

Таким образом, поскольку при разрешении настоящего дела не было установлено причинной связи между действиями судебных приставов и нарушениями личных неимущественных прав истца, а также учитывая то обстоятельство, что действующим законодательством не предусмотрено взыскание компенсации морального вреда за нарушение имущественных прав лица в виде несвоевременного возврата денежных средств, то оснований для удовлетворения заявленных требований в данной части не имелось.

Доводы, аналогичные доводам апелляционной жалобы, приводились ответчиком в суде первой инстанции и на основании совокупности исследованных доказательств обоснованно отвергнуты судом. Данные доводы направлены на переоценку исследованных судом доказательств, оснований для которой судебная коллегия не находит, поэтому не могут служить основанием для отмены или изменения решения суда.

Учитывая изложенное, судебная коллегия полагает, что при разрешении спора судом первой инстанции были правильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, правоотношения сторон в рамках заявленных требований и закон, подлежащий применению. При этом выводы суда соответствуют установленным по делу обстоятельствам, подтвержденным материалами дела и исследованными судом доказательствами, которым суд дал надлежащую оценку в соответствии с требованиями процессуальных норм. Нарушений норм процессуального и материального права, влекущих отмену решения, судом также допущено не было.

При указанных обстоятельствах, оснований для отмены решения суда по доводам апелляционной жалобы судебная коллегия не усматривает.

Руководствуясь ст. ст. 327.1 , 328 , 329 ГПК РФ, судебная коллегия

решение Октябрьского районного суда города Саратова от 11 апреля 2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу К. — без удовлетворения.

Взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами в обязательствах из неосновательного обогащения

При наличии обязанности уплатить цену за товар, работу или услуги либо вернуть полученную ранее денежную сумму займа природа денег как средства платежа проявляется более чем наглядно. В отношении подобных обязательств и теория, и практика едины в признании их денежного характера. Вместе с тем приведенными случаями далеко не исчерпывается перечень оснований возникновения денежных обязательств. Обязательство уплатить деньги может возникнуть, в частности, вследствие причинения вреда (обязанность возместить вред в деньгах) либо неосновательного обогащения. «Денежные расчеты являются той областью имущественных отношений, где чаще всего возникает обязательство из неосновательного обогащения», — отмечала Е.А. Флейшиц .

Флейшиц Е.А. Обязательства из причинения вреда и из неосновательного обогащения. М., 1951. С. 220.

Содержание обязательства по неосновательному обогащению — вернуть безосновательно полученное. Применительно к денежному кондикционному обязательству речь идет об обязанности вернуть неосновательно полученные или сбереженные денежные средства. В п. 2 ст. 1102 ГК РФ содержится важное положение, согласно которому неосновательное обогащение имеет место независимо от действий сопричастных к нему лиц и их воли; имеет значение объективный результат — наличие неосновательного обогащения (приобретения или сбережения) имущества без должного правового основания .

Комментарий к ГК РФ, части второй (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. М., 1998. С. 720.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (части второй) (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации — М.: Юридическая фирма КОНТРАКТ, Издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 1997.

Анализируя понятия «приобретение» или «сбережение» имущества, Е.А. Флейшиц отмечала: «Приобретение имущества может заключаться в приобретении права собственности на вещи или деньги, в улучшении, повышении качества, а значит, и стоимости вещей, в приобретении права требования к потерпевшему или к другому лицу, в принятии услуг. Сбережение имущества имеет место, если одно лицо исполнило обязательство другого или вместо другого, отказалось от права требования к другому, произвело расходы, которые при нормальном положении дела должен был произвести обогатившийся. Во всяком случае, сбережение имущества является обогащением только в том случае, если имущество данного лица должно было уменьшиться, но не уменьшилось» .

Таким образом, неосновательное приобретение имущества (помимо природных событий) может быть обусловлено тем, что исполняется не существующая перед данным лицом обязанность, которая существовала ранее, но однажды уже была исполнена. Неосновательное сбережение имущества, в свою очередь, характеризуется тем, что лицо должно было израсходовать часть своих средств, но не израсходовало и сберегло за счет другого лица.

Обязательства из неосновательного обогащения возникают в тех случаях, когда «действия или события приводят к противоправному результату — ничем юридически не обоснованному возникновению имущественных выгод на стороне одного лица за счет другого» .

Это интересно:  Реестр контрактов по 223 фз

Ем В.С. Обязательства вследствие неосновательного обогащения // Законодательство. 1999. N 7. С. 11.

В ранее действовавшем гражданском законодательстве в случае если отношения, связанные с удержанием чужих денежных средств, возникали при отсутствии договора, то они квалифицировались как обязательства из неосновательного обогащения, а на удерживаемую сумму начислялись проценты за пользование чужими денежными средствами в размере средней ставки банковского процента, существующей в месте нахождения кредитора (п. З ст. 133 Основ гражданского законодательства 1991 г., далее — Основы). В то же время при нарушении денежных обязательств, возникших из договора, кредитору приходилось довольствоваться взысканием с должника неустойки в размере 5% годовых (п. 3 ст. 66 Основ 1991 г.). Таким образом, в аналогичных ситуациях, в частности при передаче товара покупателю и просрочке его оплаты, «положение кредитора, действующего без заключения договора с должником, оказывалось предпочтительней положения кредитора, оформившего свои отношения с должником договором» .

Витрянский В.В., Брагинский М.И. Договорное право: общие положения. М.: Статут, 1998.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Общие положения» (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — М.: Издательство «Статут», 2001 (издание 3-е, стереотипное).

В судебно — арбитражной практике необходимым условием удовлетворения требований кредиторов о взыскании с должников процентов за пользование чужими денежными средствами являлось установление факта отсутствия между ними договорных отношений. Президиум ВАС РФ неоднократно указывал на то, что без учета данного факта вопрос о возможности взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами в период до введения в действие части первой ГК РФ не может быть решен. При этом делалась ссылка на п. 3 ст. 133 Основ 1991 г.

Противоречивая практика применения этих двух статей Основ гражданского законодательства 1991 г. привела к необходимости принять новую норму, посвященную правовым последствиям неисполнения денежного обязательства, которая и зафиксирована в ст. 395 ГК РФ.

Пунктом 1 ст. 395 ГК РФ установлено, что за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. В целях упорядочения судебной практики по взысканию процентов за пользование чужими денежными средствами Пленумом ВС РФ и Пленумом ВАС РФ были даны соответствующие разъяснения в Постановлении N 13/14 от 08.10.1998 «О практике применения положений ГК РФ о процентах за пользование чужими денежными средствами» (далее — Постановление N 13/14) , а также в Постановлении N 6/8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ» (далее — Постановление N 6/8) . В настоящее время проценты подлежат уплате независимо от того, получены ли чужие денежные средства в соответствии с договором либо при отсутствии договорных отношений (п. 50 Постановления N 6/8).

Из содержания нормы Закона, предусматривающей ответственность за неисполнение денежного обязательства, и разъяснений высших судебных инстанций по отношению к неосновательности денежного обогащения вытекает следующее обязательное условие: наличие факта неправомерного нахождения и использования должником (приобретателем) денежных средств, принадлежащих кредитору (потерпевшему), вследствие их неправомерного удержания. Неправомерное поведение должника может выражаться или в неисполнении денежного обязательства, возникающего из договора, или в неосновательном, т.е. неправомерном, обогащении за счет кредитора (потерпевшего).

Следует отметить, что правила о неосновательном обогащении не могут применяться в тех случаях, когда одна из сторон не выполняет своих договорных обязанностей по оплате полученных товаров, работ или услуг. Законом для этих случаев предусмотрены специальные последствия, направленные на восстановление имущественной сферы потерпевшего. Непогашение денежного долга в установленные законом или договором сроки служит основанием для применения к должнику ответственности в виде взыскания неустойки либо процентов на основании ст. 395 ГК РФ за просрочку платежа. Поэтому утверждение Ю.К. Толстого о том, что требование об уплате процентов по ст. 395 ГК РФ следует рассматривать как иск из неосновательного обогащения, который «сопровождает» договорный иск, независимо от того, почему проценты подлежат начислению , представляется небесспорным.

Толстой Ю.К. Проблема соотношения требований о защите гражданских прав // Правоведение. 1999. N 2.

При разрешении спора судом не учтено, что товар получателем принят и частично оплачен. Произведенные истцом отгрузки товара необходимо рассматривать как разовые сделки купли — продажи, в результате совершения которых у покупателя возникла обязанность оплатить товар. В связи с этим применение норм о неосновательном обогащении следует признать неправомерным .

Вестник ВАС РФ. 1999. N 3. С. З0.

Иная ситуация складывается при расторжении договора (п. 2 ст. 453 ГК РФ), по которому должник не исполнил свою обязанность по уплате определенной денежной суммы за фактически полученный им товар. Речь идет об отпадении правового основания (договора). Отпадение правового основания не только трансформирует исходное договорное правоотношение в обязательство по возврату неосновательно полученного, но и ликвидирует правовое основание приобретения с момента его возникновения, превращая тем самым законный способ приобретения имущественных прав в неосновательный. В статье 473 ГК 1964 года предусматривалось, что обязательство из неосновательного обогащения возникает и в случае, если основание, по которому приобретено имущество, отпало впоследствии. Умолчание об этом в ст. 1102 ГК РФ не означает, что сейчас это правило не действует. Статья 1102 ГК РФ предполагает возникновение обязательства во всех случаях, когда у лица, которое приобрело или сохранило имущество за счет другого, нет достаточных оснований для этого на момент предъявления требования о возврате имущества. Наличие каких-либо оснований при приобретении имущества (закона, иных правовых актов или сделки), впоследствии отпавших, может иметь значение лишь для выбора варианта применения правил о неосновательном обогащении: непосредственно или субсидиарно (ст. 1103 ГК).

Таким образом, происходит трансформация денежного долга, основанного на договоре, в долг, вытекающий из кондикционного обязательства. При этом он не содержит каких-либо особенностей, кроме того, что может возникать наряду с другими обязательствами между теми же субъектами, имея при этом самостоятельный характер.

В результате решения вопроса о том, каким следует считать обязательство — договорным или из неосновательного обогащения, — применяются различные принципы определения объема взыскания по обязательству: в договорных объем требования определяется в зависимости от убытков, понесенных истцом, а в кондикционных — в зависимости от приобретения, полученного ответчиком . В первом случае взыскание будет измеряться изменениями в имущественной сфере истца, во втором — изменениями в имущественной сфере ответчика.

Флейшиц Е.А. Указ. соч. С. 234.

Непосредственно с возможностью неосновательного «обогащения» одного участника договора за счет другого связан вопрос о размере санкций, устанавливаемых за неисполнение условий договора. При определении размера этих санкций, с одной стороны, необходимо обеспечить возмещение истцу всех убытков, понесенных им в связи с нарушением ответчиком условий договора, а с другой — необходимо, чтобы взыскиваемые с ответчика суммы не превышали убытков, понесенных истцом, и тем самым не приравнивались последним к доходам от своей деятельности. По существу, эти средства явились бы, в свою очередь, неосновательным «обогащением» истца. Исходя из этого, ст. 395 ГК РФ не должна использоваться в качестве инструмента извлечения дохода для кредитора, поскольку по смыслу закона эта норма носит исключительно компенсационный характер. Для кредитора сумма возможных убытков является максимальным пределом возмещения всех имущественных потерь, которые он понес (об этом свидетельствует п. 2 ст. 395 ГК РФ, устанавливающей соотношение процентов и убытков). Любое требование сверх этой суммы приводит к неосновательному обогащению кредитора и нарушает основные начала гражданского оборота.

Пунктом 1 ст. 1107 ГК РФ предусмотрено, что лицо, которое неосновательно получило или сберегло имущество, обязано возвратить или возместить потерпевшему все доходы, которые оно извлекло или должно было извлечь из этого имущества с того времени, когда узнало или должно было узнать о неосновательном обогащении.

Анализируя данное положение и учитывая п. 8 информационного письма ВАС РФ от 11.01.2000 N 49 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении» , необходимо указать на то, что в предмет доказывания истца по таким делам должны входить следующие обстоятельства:

Вестник ВАС РФ. 2000. N 3. С. 14 — 23.

  1. Факт получения ответчиком имущества, принадлежащего истцу.
  2. Факт пользования ответчиком этим имуществом.
  3. Размер доходов, полученных в результате использования имущества, т.е. факт наличия имущественной выгоды на стороне ответчика.

При этом процесс доказывания наличия этой выгоды (получения денежных средств) у ответчика представляется следующим: истец при обоснованности своих требований может (и должен) сослаться только на то, какую выгоду мог или должен был извлечь ответчик, так как размер действительно извлеченной ответчиком выгоды истец может и не знать. Но объем взыскания по данному обязательству определяется в зависимости от реального приобретения ответчика, а не от того, что он мог бы приобрести. С другой стороны, ответчик, чтобы уменьшить размер требований истца, должен сослаться на то, что размер действительного его приобретения меньше, чем он мог бы (или должен был) приобрести. Таким образом, в доказывании объективной стороны состава неосновательного денежного обогащения участвуют как истец, так и ответчик. Это не противоречит правилам ст. 53 АПК РФ, согласно которой каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Прямое участие ответчика в доказывании фактического состава возникшего обязательства представляется существенной особенностью исков из неосновательного обогащения.

  1. Период пользования суммой неосновательного обогащения.

За этот же период приобретатель должен возместить проценты за пользование чужими денежными средствами, если денежные средства явились предметом неосновательного обогащения. Размер процентов в соответствии со статьей 395 ГК РФ определяется существующей в месте жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо — в месте его нахождения учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором. В п. 51 Постановления N 6/8 отмечается, что применять следует единую учетную ставку ЦБ РФ по кредитным ресурсам, предоставляемым коммерческим банкам (ставка рефинансирования). Приобретатель в свою очередь вправе требовать возмещения ему понесенных необходимых затрат на содержание имущества за тот же период, за который он должен возместить доходы (ст. 1108 ГК РФ).

Положения п. 2 ст. 1107 ГК РФ применяются только в случаях, когда имело место обогащение в денежной форме, а именно: предметом обогащения стали деньги или имущество было реализовано приобретателем, и он соответственно получил денежные средства. Это подтверждает судебная практика в информационном письме Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 N 49, в п. 5 которого подчеркивается, что проценты начисляются на денежные средства, излишне уплаченные за товар покупателем, а в п. 6 указывается, что требование о взыскании доходов, извлеченных из неосновательно приобретенного в натуральной форме имущества, не может быть заменено требованием об уплате процентов.

Вестник ВАС РФ. 2000. N 3. С. 18.

Пункт 1 ст. 395 ГК РФ содержит указание на возможность взыскания процентов с того, кто неосновательно получил или сберег денежные средства за счет другого. При решении вопроса о начислении процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами на сумму неосновательного обогащения необходимо учитывать, что согласно п. 26 Постановления N 13/14 «при рассмотрении споров в связи с неосновательным обогащением одного лица за счет другого (глава 60 ГК РФ) судам следует иметь в виду, что в соответствии с п. 2 ст. 1107 Кодекса на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (ст. 395 ГК РФ) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств».

Из приведенных норм ГК РФ следует, что законодатель связывает возникновение обязанности по уплате процентов на соответствующую сумму не с фактом ее нахождения у приобретателя (должника), а с фактом его осведомленности о неправомерности, неосновательности такого нахождения. При отсутствии требуемой осведомленности лицо, к которому предъявлено соответствующее требование, обязано лишь возвратить неосновательно полученную (сбереженную) денежную сумму. Это позволяет говорить о том, что уплата процентов на сумму неосновательного денежного обогащения является мерой гражданско — правовой ответственности. Она состоит в «присоединении к нарушенной обязанности» (возвратить денежную сумму) «новой дополнительной обязанности» (уплатить проценты), «которой до правонарушения не существовало» . Условием применения указанной меры ответственности является вина должника — его осведомленность о неосновательности получения или сбережения денежных средств.

Малеин Н.С. Имущественная ответственность в хозяйственных отношениях. М.: Наука, 1968. С. 12.

Именно такой принцип положен и в основу судебного толкования в Постановлении N 13/14. Однако следует обратить внимание на то, что п. 1 ст. 395 ГК РФ в отличие от п. 2 ст. 1107 ГК РФ не ставит начисление процентов за пользование чужими денежными средствами в зависимость от того, знал или должен был знать приобретатель о неосновательности получения или сбережения денежных средств. Налицо известная коллизия между п. 1 ст. 395 ГК РФ и п. 2 ст. 1107 ГК РФ. Как указывает Ю.К. Толстой, она вызвана тем, что законодатель вопрос о начислении процентов в п. 2 ст. 1107 ГК РФ счел необходимым увязать с порядком расчетов по доходам и расходам при неосновательном обогащении. Порядок этих расчетов прямо зависит от того, знал или должен был знать приобретатель о неосновательности обогащения .

Толстой Ю.К. Указ. соч. С. 143.

Таким образом, рассматриваемые обязательства существенно отличаются от иных оснований, предусмотренных в ст. 395 ГК РФ. По мнению В. Хохлова, неосновательное получение является не только пассивным поведением, но и по общему правилу не сопряжено с виной (п. 2 ст. 1102 ГК РФ), поэтому предлагал дифференцировать нормы ст. 395 ГК РФ и ст. 1107 ГК РФ. Обосновывалось это тем, что несправедливо требовать от невиновного лица уплаты процентов только за то, что кто-то ошибочно передал ему денежную сумму. Исходя из этого, предлагалось установить обязанность уплатить проценты в случае неосновательного получения денежных средств только на двух лиц:

  1. профессионально работающих на финансовом рынке в качестве субъектов предпринимательской деятельности, т.е. способных извлечь доход из ошибочно полученной денежной суммы;
  2. заведомо (изначально) знающих об отсутствии у них права на получение этих средств и имеющих возможность возврата денежных средств их собственнику (правомерному получателю) .

Хохлов В. Ответственность за пользование чужими денежными средствами // Хозяйство и право. 1996. N 8.

Указание Закона на то, что проценты начисляются со времени, «когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств», не изменяет оценки ситуации. Так как до настоящего времени в организации расчетов и банковской системе существуют недостатки и нелегко с определенностью установить время, когда получатель «узнал или должен был узнать о неосновательности» перечисления, в абз. 2 п. 26 Постановления N 13/14 дано специальное разъяснение: «В тех случаях, когда денежные средства передаются приобретателю в безналичной форме (путем зачисления их на его банковский счет), следует исходить из того, что приобретатель должен узнать о неосновательном получении средств при представлении ему банком выписки о проведенных по счету операциях или иной информации о движении средств по счету в порядке, предусмотренном банковскими правилами и договором банковского счета. При представлении приобретателем доказательств, свидетельствующих о невозможности установления факта ошибочного зачисления по переданным ему данным, обязанность уплаты процентов возлагается на него с момента, когда он мог получить сведения об ошибочном получении средств».

Это интересно:  Втб задолженность жкх по лицевому счету

При этом возможны ситуации, когда приобретатель хотя и узнал о «неосновательности», но далеко не всегда располагает возможностью возврата поступивших денег (например, из-за отсутствия точных реквизитов). В подобных ситуациях неправомерно обременять его уплатой процентов. Поэтому в случаях, когда приобретатель невиновен, нет причин, полностью защищая интересы потерпевшего, не считаться с интересами приобретателя (в результате объем взыскания с него ограничивается пределами того, что он приобрел, хотя бы это и не возмещало всего ущерба потерпевшему).

Другой существенной проблемой в динамике правоотношений по договору банковского счета является проблема выбора кредитором (клиентом) оптимальной формы судебной защиты своих интересов в случае неисполнения банком обязательств по надлежащему проведению банковских операций. Хотя судебная практика накопила достаточный опыт применения ст. 856 ГК РФ, иначе обстоит дело с привлечением банков к ответственности за неосновательное обогащение по ст. 1102 ГК РФ. Истцы — клиенты банков — редко используют эту норму как основание иска, хотя ряд практических соображений говорит в пользу ее применения к рассматриваемым отношениям.

Вместе с выбором вида иска клиент одновременно должен избрать наиболее подходящее основание расторжения договора банковского счета. К примеру, речь может идти о возможных действиях клиента в случае неисполнения обязательств банка по своевременному списанию или зачислению денежных средств на его счет. В этом случае ситуация с начислением штрафных санкций понятна: ответственность банка установлена ст. 856 ГК РФ в виде процентов, взыскиваемых в соответствии с правилами ст. 395 ГК РФ .

Шичанин А., Гривков О. Основания изменения и прекращения договоров в сфере предпринимательской деятельности // Право и экономика. 2001. N 2. С. 26.

Однако часто возникает вопрос, какие действия должен предпринять кредитор (клиент) для возврата непосредственно суммы его денежных средств, которую банк должен списать или совершить с нею другую операцию, однако не исполнил своих обязательств. Нередко клиент подает в банк платежное поручение о перечислении своих средств на счет в другом банке, а обслуживающий банк не исполняет такое поручение, списывая указанные средства с расчетного счета клиента, но не перечисляя их получателю. Ситуация особенно обостряется, если такой банк неплатежеспособен, иными словами, у него отсутствуют средства на его корреспондентском счете при наличии средств на расчетном счете клиента. В этом случае банк может списать средства с расчетного счета клиента. Но у него отсутствует возможность списания средств со своего корреспондентского счета, поэтому, как следствие, обязательства произвести платеж (списание денежных средств) по распоряжению клиента такой банк не исполняет. В подобной ситуации, «если обслуживающий банк находится в предкризисном состоянии, надежда на то, что платежное поручение будет исполнено в будущем, невелика. Обращение к банку с исковым требованием, основанным на договорных отношениях, также не слишком перспективно. Суд может лишь взыскать с банка проценты по ст. 856 ГК РФ и обязать исполнить обязательство в натуре, т.е. обязать банк надлежащим образом исполнить платежное поручение (исполнимость решения суда в этой части вызывает серьезные сомнения)» .

Егоров А.А. Защита интересов клиентов банков при нарушении договора банковского счета // Законодательство. 1998. N 10. С. 42.

Следует отметить, что именно по такому пути и идет судебная практика — суды обязывают банк исполнить обязательство в натуре. Если же клиент предъявляет иск имущественного характера, содержащий требование вернуть ему сумму платежного поручения, то суд зачастую отказывает ему в иске. При неплатежеспособности банка и значительном сроке рассмотрения судебного спора интерес клиента состоит уже не в исполнении платежного поручения, а в возврате банком суммы платежного поручения, которая к этому времени может быть истолкована скорее как неосновательное обогащение банка. В подобных ситуациях клиенту можно предложить «расторгнуть договор путем направления соответствующего письма с приложением платежных поручений о перечислении остатка средств на счете. Отправив такое письмо, клиент вправе заявить к банку исковые требования об уплате процентов за ненадлежащее совершение операций по счету и суммы неосновательного обогащения в размере неперечисленных средств (ст. 1102 ГК РФ)» . Но и в этом случае спор может затянуться, поскольку вопрос о правовой природе безналичных денег будет трактоваться каждой из сторон по-разному. На практике это означает, что клиенту весьма проблематично будет обосновать свою позицию, заключающуюся в том, что у банка возникло неосновательное обогащение, поскольку при определенных обстоятельствах суд посчитает безналичные деньги не имуществом (как того требует ст. 1102 ГК РФ), а имущественными правами (о которых данная статья не упоминает). Следовательно, суд может отказать клиенту в иске о взыскании с банка суммы принадлежащих клиенту безналичных денег как неосновательного обогащения. Однако следует отметить, что термин «имущество», используемый в п. 1 ст. 1102 ГК РФ, следует толковать расширительно, включая сюда также имущественные права и все иные защищаемые правом материальные блага .

Егоров А.А. Защита интересов клиентов банков при нарушении договора банковского счета // Законодательство. 1998. N 10. С. 42.
Комментарий к ГК РФ, части второй (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. М., 1998. С. 720.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (части второй) (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации — М.: Юридическая фирма КОНТРАКТ, Издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 1997.

Так, коммерческий банк «Олимпийский» обратился в Арбитражный суд г. Москвы с иском о взыскании с АКБ «Ялосбанк» 70 млн. руб. суммы неосновательного обогащения и 113 тыс. руб. процентов за пользование чужими денежными средствами. Решением от 18.10.96 г. в иске отказано, поскольку ответственность перед клиентом — плательщиком за нарушение, допущенное при проведении расчетной операции, должен нести Банк России, обслуживающий его. Оснований для взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами не найдено, так как у ответчика не имелось денежных обязательств перед истцом. Постановлением апелляционной инстанции от 28.11.96 г. решение оставлено без изменения, так как денежные средства оказались у ответчика в результате его участия в исполнении платежного поручения истца, поэтому ссылка истца на неосновательное денежное обогащение признана не соответствующей фактическим обстоятельствам. Федеральный арбитражный суд Московского округа Постановлением от 28.01.97 г. решение и постановление апелляционной инстанции оставил без изменения. В протесте предлагается названные судебные акты отменить и дело передать на новое рассмотрение.

Президиум ВАС РФ в Постановлении N 802/97 от 22.04.1997 считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям. Из материалов дела следовало, что платежным поручением от 02.10.95 г. N 8208 КБ «Олимпийский» перечислил ассоциации «Гранд», обслуживавшейся в АКБ «Ялосбанк», 70 млн. рублей в качестве оплаты за бензин. Денежные средства списаны с корреспондентского счета истца, однако к получателю не поступили. Спорная сумма не возвращена истцу и по его требованию. Отказывая в иске, арбитражные суды исходили из отсутствия признаков неосновательного денежного обогащения, однако не учли, что денежные средства на корреспондентский счет АКБ «Ялосбанк» поступили, поскольку их получатель (ассоциация «Гранд») был клиентом этого банка. Письмо АКБ «Ялосбанк» от 11.10.95 г. N 50/ОП свидетельствует о закрытии расчетного счета клиента 02.10.95 г. Следовательно, на день закрытия расчетного счета клиента обязательство по зачислению денежных средств на его счет прекратилось и основание, по которому денежные средства могли удерживаться на корсчете АКБ «Ялосбанк», отпало, тем более что в письме от 09.10.95 г., адресованном АКБ «Ялосбанк», истец просил вернуть ему 70 млн. рублей.

Согласно статье 133 Основ 1991 г. (ст. 1102 ГК РФ) лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение).

Неосновательное обогащение имеет место и тогда, когда основание, по которому приобретено имущество, отпало впоследствии. Изложенное не было учтено арбитражными судами всех инстанций, поэтому дело было направлено на новое рассмотрение .

Вестник ВАС РФ. 1997. N 7. С. 74.

Таким образом, в силу ст. 128 ГК РФ деньги относятся к вещам, а значит, к имуществу в том смысле, как оно понимается в ст. 1102 ГК РФ. Поэтому применение к рассматриваемым отношениям обязательств из неосновательного обогащения представляется не только допустимым, но и целесообразным.

Решение суда о взыскании суммы неосновательного обогащения и процентов по ст. 395 ГК РФ № 2-5239/2017

Мотивированное решение суда изготовлено 04.08.2017 г.

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

31 июля 2017 года г. Екатеринбург

Верх-Исетский районный суд г. Екатеринбурга Свердловской области в составе председательствующего судьи Черных О.А.,

при секретаре Можаровой В.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Министерства по управлению государственным имуществом Свердловской области к Лукину Сергею Александровичу о взыскании суммы неосновательного обогащения и процентов по ст. 395 ГК РФ,

Свои исковые требования истец мотивирует тем, что Министерством в рамках реализации Закона Свердловской области от 20.07.2015 г. № 85-ОЗ «О перераспределении отдельных полномочий в сфере рекламы между органами на территории Свердловской области и органами государственной власти Свердловской области» установлен факт эксплуатации щитовой односторонней рекламной конструкции без подсветки, размером информационного поля 3м х 6м, расположенной в придорожной полосе автомобильной дороги общего пользования регионального значения – (слева при движении от в сторону аэропорта «Кольцово») на землях кадастрового квартала под номером №.

В ходе осмотра указанной рекламной конструкции и места ее установки Министерством зафиксировано, что объект наружной рекламы размещался ее владельцем – ИП Лукиным С.А. (договор купли-продажи рекламных конструкций от ДД.ММ.ГГГГ, дополнительное соглашение к договору купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ) с нарушением требований, предусмотренных п. 5 ч. 5.1 ст. 19 ФЗ от 13.03.2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе», что в последствии послужило основанием для обращения Министерства с исковым заявлением о принудительном освобождении указанного земельного участка от самовольной рекламной конструкции к ее владельцу.

Решением Арбитражного суда Свердловской области от 31.08.2016 г., вступившим в законную силу 01.10.2016 г., и имеющим преюдициальное значение для настоящего дела по вопросам обстоятельств размещения указанной рекламной конструкции на земельном участке, принадлежащем на праве собственности Свердловской области, в отсутствие договора с собственником недвижимого имущества (самовольно), исковые требования Министерства были удовлетворены в полном объеме. Указанным решением установлено, что ответчиком на основании договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ с третьим лицом приобретены металлоконструкции размером 3м х 6м, расположенные на автомобильной дороге – , в том числе . Также суд учел то обстоятельство, что рекламная конструкция, указанная Министерством, как является идентичной той, которую впоследствии стороны совместно идентифицировали, как Ответчиком в ходе судебного разбирательства не оспаривался факт отсутствия договора с владельцем земельного участка (истцом), на котором расположена рекламная конструкция, в связи с чем Арбитражный суд Свердловской области пришел к выводу об отсутствии у ответчика правовых оснований для размещения рекламной конструкции на земельном участке, владение, пользование и распоряжение которым осуществляет Министерство.

Впоследствии указанный земельный участок с кадастровым номером № был освобожден от самовольного рекламного носителя силами Министерства – рекламная конструкция демонтирована 16.10.2016 г.

Учитывая изложенные обстоятельства, ответчик Лукин С.А. в период с 12.01.2015 г. по 16.10.2016 г. самовольно размещал рекламную конструкцию на земельном участке, правомочия по владению, пользованию и распоряжению которым реализует истец.

Указанную сумму неосновательного обогащения истец просит взыскать с ответчика на основании п. 2 ст. 1105 Гражданского кодекса Российской Федерации.

12.04.2017 г. истец направил ответчику требование о возмещении суммы неосновательного обогащения, которое ответчик получил 19.04.2017 г., однако денежные средства в добровольном порядке уплачены ответчиком не были.

19.06.2017 г. ответчик Лукин С.А. прекратил свою деятельность в качестве индивидуального предпринимателя.

Представитель истца Ануфриев А.А., действующий на основании доверенности, в судебном заседании исковые требования поддержал в полном объеме и просил их удовлетворить.

Ответчик Лукин С.А. и представитель ответчика Татаринов А.В., действующий на основании доверенности, в судебном заседании исковые требования не признали и суду пояснили, что ответчик Лукин С.А. был зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя в период с 22.10.2015 г. по 19.06.2017 г. В материалах дела имеется договор купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ, заключенный между ООО «Рекламная фирма Хэт-Трик» и ИП Лукиным С.А., согласно которому последний приобрел металлоконструкции размером 3х6 м, в том числе по адресу: Однако, 12.01.2015 г. ответчик еще не был зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя, поэтому дата в договоре стоит ошибочная. Действительно, ответчик приобрел рекламную конструкцию, однако не эксплуатировал ее, прибыли не получал. Ответчик участвовал при рассмотрении дела в Арбитражном суде Свердловской области 31.08.2016 г., обжаловать судебный акт не стал. Рекламная конструкция была демонтирована силами Министерства 16.10.2016 г. Возражают против начисления процентов по ст. 395 ГК РФ, т.к. между истцом и ответчиком отсутствовал договор, в котором была бы определена дата оплаты арендных платежей. Просили в иске отказать в полном объеме.

Суд, заслушав мнение сторон, исследовав письменные материалы дела, приходит к следующим выводам.

В судебном заседании установлено, что ДД.ММ.ГГГГ между ИП Лукиным С.А. и ООО «Рекламная фирма Хэт-Трик» был заключен договор купли-продажи металлоконструкции размером 3х6 метров, расположенной по адресу: (л.д. 10-11).

Согласно акту приема-передачи к договору купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ, ООО «Рекламная фирма Хэт-Трик» передало, а ИП Лукин С.А. принял металлоконструкцию размером 3х6 метров, расположенную по адресу: (слева) (л.д. 12).

Ответчиком также предоставлено дополнительное соглашение от 01.12.2015г. к договору купли-продажи от 12.11.2015 г., в котором стороны ООО «Рекламная фирма Хэт-Трик» и ИП Лукин С.А. договорились о внесении в п. 1 договора купли-продажи от 12.11.2015 г. изменений в части наименования Товара.

Это интересно:  Ст 290 ч 6 ук рф наказание

Указанным решением Арбитражного суда Свердловской области установлено, что ДД.ММ.ГГГГ ИП Лукиным С.А. на основании договора купли-продажи с третьим лицом ООО «Рекламная фирма Хэт-Трик» приобретены металлоконструкции размером 3х6 м, расположенные на Актом осмотра №ЕкКольц от ДД.ММ.ГГГГ установлено, что собственником указанной рекламной конструкции является ИП Лукин С.А., данная спорная рекламная конструкция размещена с нарушением ч.ч. 5.1, 5.8 и 9 ст. 19 Закона «О рекламе».

Решение Арбитражного суда Свердловской области от 31.08.2016 г. вступило в законную силу 01.10.2016 г.

16.10.2016 г. указанная рекламная конструкция была демонтирована силами Министерства по Управлению государственным имуществом Свердловской области, о чем составлен соответствующий акт (л.д. 8).

Согласно ч. 3 ст. 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, при рассмотрении гражданского дела обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда, не должны доказываться и не могут оспариваться лицами, если они участвовали в деле, которое было разрешено арбитражным судом.

В данном случае при рассмотрении гражданского дела Арбитражным судом Свердловской области 31.08.2016 г. участвовал представитель ответчика ИП Лукина С.А. — Татаринов А.В., действующий на основании доверенности, поэтому обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Свердловской области, не подлежат повторному доказыванию.

Действительно, согласно выписке из ЕГРИП ответчик Лукин С.А. был зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя в период с ДД.ММ.ГГГГ ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 35).

В силу ч.ч. 1 и 4 ст. 23 Гражданского кодекса Российской Федерации, гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя.

Гражданин, осуществляющий предпринимательскую деятельность без образования юридического лица с нарушением требований пункта 1 настоящей статьи, не вправе ссылаться в отношении заключенных им при этом сделок на то, что он не является предпринимателем. Суд может применить к таким сделкам правила настоящего Кодекса об обязательствах, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

Таким образом, ссылка ответчика Лукина С.А. на то, что он был зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя только 22.10.2015г., не может повлиять на его права и обязанности по заключенному им договору ДД.ММ.ГГГГ, в котором он был указан как индивидуальный предприниматель.

Также ответчиком Лукиным С.А. в судебное заседание не представлено доказательств того, что именно в договоре купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ и акте приема-передачи конструкций от ДД.ММ.ГГГГ была допущена ошибка в дате, а не в дополнительном соглашении от ДД.ММ.ГГГГ

В соответствии с ч.ч. 5, 5.1 ст. 19 Федерального закона от 13.03.2006 N 38-ФЗ (ред. от 28.03.2017) «О рекламе», установка и эксплуатация рекламной конструкции осуществляются ее владельцем по договору с собственником земельного участка, здания или иного недвижимого имущества, к которому присоединяется рекламная конструкция, либо с лицом, управомоченным собственником такого имущества, в том числе с арендатором.

Заключение договора на установку и эксплуатацию рекламной конструкции на земельном участке, здании или ином недвижимом имуществе, находящемся в государственной или муниципальной собственности, осуществляется на основе торгов (в форме аукциона или конкурса), проводимых органами государственной власти, органами местного самоуправления или уполномоченными ими организациями в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Земли кадастрового квартала под номером №, на которых размещалась самовольно установленная рекламная конструкция, относятся к не разграниченной государственной собственности и территориально расположены в границах муниципального образования « ».

Таким образом, установка и эксплуатация рекламной конструкции осуществляются ее владельцем по возмездному договору с обладателем вещного права на земельный участок, на котором такая конструкция расположена. Ответчиком, как владельцем объекта наружной рекламы, самовольно, в отсутствие возмездного договора с Министерством, осуществлялось пользование земельным участком, путем размещения рекламной конструкции, что повлекло не предусмотренное гражданским законодательством сбережение ответчиком денежных средств, причитающихся Министерству в счет оплаты размещения рекламной конструкции.

Утверждения ответчика о том, что он не использовал рекламную конструкцию и не получал прибыли, не подтверждены доказательствами, как того требует ст. 56 ГПК РФ, а также не имеют правового значения, т.к. уплата арендной платы за использование земельного участка не зависит от получения прибыли при использовании рекламной конструкции.

Согласно ст. 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.

Правила, предусмотренные настоящей главой, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Согласно п. 2 ст. 1105 Гражданского кодекса Российской Федерации, лицо, неосновательно временно пользовавшееся чужим имуществом без намерения его приобрести либо чужими услугами, должно возместить потерпевшему то, что оно сберегло вследствие такого пользования, по цене, существовавшей во время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило.

Указанная сумма неосновательного обогащения подлежит взысканию с ответчика в полном объеме.

В соответствии с ч. 2 ст. 1107 Гражданского кодекса Российской Федерации, на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (статья 395) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.

Согласно ч. 1 ст. 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, в случаях неправомерного удержания денежных средств, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате подлежат уплате проценты на сумму долга. Размер процентов определяется ключевой ставкой Банка России, действовавшей в соответствующие периоды. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.

В судебном заседании установлено, что 12.04.2017 г. в адрес ответчика истцом направлено требование об уплате денежных средств, которое получено Лукиным С.А. 19.04.2017 г. (л.д. 26, 32, 33).

Суд не соглашается с расчетом процентов по ст. 395 ГК РФ, представленным истцом, т.к. на полную сумму задолженности, насчитанную на весь период (1 год и 9 месяцев), истцом насчитаны проценты за период с 12.01.2015 г. по 16.10.2016 г. Однако, между истцом и ответчиком договор об оплате арендной платы за пользование земельным участком не заключался, помесячная арендная плата не устанавливалась, не определялся период оплаты арендной платы (каждый месяц, либо раз в год). Требование об оплате суммы неосновательного обогащения было направлено ответчику только 12.04.2017 г. и получено им 19.04.2017 г. Таким образом, ответчик узнал о неосновательности сбережения денежных средств только 19.04.2017 г.

Исковые требования удовлетворить частично.

В удовлетворении остальной части исковых требований отказать.

Решение суда может быть обжаловано в Свердловский областной суд в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме с подачей апелляционной жалобы через Верх-Исетский районный суд гор. Екатеринбурга.

Судья: Черных О.А.

Секретарь: Можарова В.С.

Решения судов по взысканию неосновательного обогащения:

ВС РФ определил соотношение доходов от неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами: одновременное взыскание недопустимо

Суть дела

Общество (истец) решением арбитражного суда от 19.01.2012 признано несостоятельным (банкротом). Определением от 09.04.2013 арбитражный суд удовлетворил заявление конкурсного управляющего общества о признании недействительными сделками банковских операций по списанию банком (ответчиком) денежных средств на общую сумму 2,3 млн руб. по ряду кредитных договоров.

Перед судами возникли следующие вопросы:

каким образом соотносятся между собой п. 1 (требование возместить потерпевшему доходы от неосновательного обогащения) и п. 2 ст. 1107 ГК РФ (требование о выплате процентов за пользование чужими денежными средствами) применительно к денежному обогащению;

можно ли при денежном неосновательном обогащении взыскивать полученные доходы, помимо процентов за пользование денежными средствами?

Судебное разбирательство

Суд первой инстанции удовлетворил требование истца в полном объеме. Он допустил возможность кумулятивного взыскания доходов, полученных от неосновательного обогащения, и процентов за пользование денежными средствами.

Мотивируя свое решение, первая инстанция привела следующие аргументы.

В соответствии с ч. 1 ст. 1107 ГК РФ лицо, которое неосновательно получило или сберегло имущество, обязано возвратить или возместить потерпевшему все доходы, которые оно извлекло или должно было извлечь из этого имущества с того времени, когда узнало или должно было узнать о неосновательности обогащения.

Согласно п. 2 ст. 1107 ГК РФ на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (ст. 395 ГК РФ) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.

Таким образом, п. 2 ст. 1107 ГК РФ применим к неосновательному обогащению в денежной сумме в любом случае. Доказательств получения обогатившейся стороной дохода или наличия такой возможности для реализации данной нормы не требуется. В случае же, когда доказана возможность получения дохода от неосновательно полученных (сбереженных) денежных средств, применяется также п. 1 ст. 1107 ГК РФ.

Размер получаемого банком дохода от размещения денежных средств определяется ставкой банковского процента по выдаваемым кредитам. В банке-ответчике эта ставка составляет 14,7%.

Таким образом, ответчик должен был (имел объективную возможность) получить доход от неосновательно полученного имущества (денежных средств), принадлежащего истцу, в размере не менее 14,7% годовых. Ответчик, являясь профессиональной финансовой организацией, сознательно нарушал права истца (удерживая принадлежащие ему денежные средства) и извлекал из этого нарушения доход. Оставление такого дохода у нарушителя является поощрением его противоправного поведения и является недопустимым.

В то же время в силу ст. 395 ГК РФ за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется существующей в месте нахождения кредитора учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части. При взыскании долга в судебном порядке суд может удовлетворить требование кредитора, исходя из учетной ставки банковского процента на день предъявления иска или на день вынесения решения.

Средняя ставка банковского процента, используемая банком-ответчиком при предоставлении кредитов юридическим лицам, — 14,7%. По мнению суда первой инстанции, истец верно рассчитал проценты за пользование чужими денежными средствами за период с момента совершения сделки до момента фактического исполнения судебного акта, а также размер дохода, который мог бы получить ответчик.

Суд счел несостоятельным довод ответчика о том, что исковые требования по п. 1 ст. 1107 ГК РФ о взыскании денежных средств, составляющих доход ответчика, подлежат отклонению в связи с недоказанностью истцом факта получения дохода. Закон в данном случае не требует в качестве основания для взыскания обязательного установления факта получения дохода. Достаточно доказать возможность получения такого дохода от неосновательного использования имущества потерпевшего. Указанное обстоятельство, по мнению суда, подтверждено материалами дела.

Кассация и апелляция поддержали решение суда первой инстанции.

Позиция ВС РФ

ВС РФ обозначил ключевой вопрос, который суды должны были разрешить при рассмотрении данного дела, — вопрос соотношения положений п. 1 и 2 ст. 1107 ГК РФ, определяющих порядок возмещения потерпевшему лицу доходов, извлеченных из неосновательно сбереженного имущества.

Суды нижестоящих инстанций сочли, что эти виды доходов носят самостоятельный характер и потому могут быть взысканы с ответчика независимо друг от друга. А вот Экономическая коллегия ВС РФ с таким подходом не согласилась.

Доход, начисляемый в соответствии с п. 1 ст. 1107 ГК РФ, и доход, начисляемый по правилам п. 2 этой же статьи, обладают тождественной правовой природой. Возникновение права на возврат дохода имеет в своем основании идентичные фактические обстоятельства. Взыскание такого дохода представляет собой реализацию одного и того же инструмента защиты нарушенного права истца. Одновременное применение указанных пунктов противоречило бы компенсационной направленности механизма ст. 1107 ГК РФ.

ВС РФ признал ошибочными также и выводы ответчика относительно соотношения п. 1 и п. 2 ст. 1107 ГК РФ. Ссылаясь на денежный характер обогащения, представители банка полагали возможным применение в рассматриваемом случае исключительно положения п. 2 упомянутой статьи.

Как отметила Коллегия ВС РФ, различие в правовом регулировании названных пунктов обусловлено специфической особенностью денег как объекта гражданских правоотношений. Следовательно, п. 2 ст. 1107 ГК РФ, содержащий отсылку о правилах исчисления дохода применительно к положениям ст. 395 ГК РФ, устанавливает упрощенный порядок доказывания минимального размера дохода при денежном обогащении. При этом не должно ограничиваться право истца на взыскание дохода в большем размере по правилам п. 1 ст. 1107 ГК РФ при условии доказанности соответствующего превышения. В таком случае доход, указанный в п. 2 ст. 1107 ГК РФ, носит по отношению к доходу, определенному п. 1, зачетный характер.

При ином толковании, ограничивающим размер взыскиваемого дохода только п. 2 ст. 1107 ГК РФ, осознанное безосновательное пользование чужим имуществом стало бы экономически оправданным для ответчика, что дестимулировало бы его к скорейшему возврату имущества потерпевшего. Вместе с тем никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения (п. 4 ст. 1 ГК РФ).

При этом ВС РФ подчеркнул, что под доходом по смыслу п. 1 ст. 1107 ГК РФ понимается чистая прибыль обогатившегося лица, извлеченная из неосновательно сбереженного имущества, то есть полученная им выручка за вычетом расходов, понесенных в целях извлечения конкретного дохода.

Применительно к обстоятельствам настоящего спора общество, сославшись на размер средней ставки по коммерческим кредитам, не привело каких-либо доказательств, свидетельствующих о превышении дохода банка (в том числе того, который он должен был извлечь) над тем, который определен по правилам п. 2 ст. 1107 ГК РФ. Сама по себе выдача кредита под определенный процент не гарантирует получение дохода в соответствующем размере. Процентная ставка определяется банком с учетом имеющейся у него статистики по исполнению заемщиками своих обязательств. При определении ее размера во внимание принимается в том числе риск невозвратности кредитов, расходы на их выдачу, обслуживание и т.п. Потому ошибочно полагать, что размер ставки по кредитам равен доходу банка от пользования неосновательно сбереженным имуществом за соответствующий период. Данное обстоятельство судами не учтено.

Таким образом, как заключил ВС РФ, общество в нарушение положений ст. 9 и 65 АПК РФ не доказало наличие оснований для применения в настоящем случае положений п. 1 ст. 1107 ГК РФ, то есть превышение как реального, так и подлежащего извлечению дохода банка от недобросовестного пользования предметом неосновательного обогащения над размером компенсации, причитающейся обществу по правилам п. 2 названной статьи.

Статья написана по материалам сайтов: wiselawyer.ru, sud-praktika.ru, www.eg-online.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector