Переговоры в международном праве

Переговоры – наиболее удобное, доступное, простое и распространенное средство мирного разрешения разногласий, играющее значительную роль среди других средств мирного разрешения споров.

Переговоры классифицируются:

    в зависимости от предмета спора на:

а) мирные;
б) политические;
в) торговые; в зависимости от количества участников:

а) двусторонние;
б) многосторонние; по уровню представительства сторон:

а) межгосударственные;
б) межправительственные;
в) межведомственные и др.

Переговоры проводятся как в устной, так и письменной форме.

Независимо от предмета переговоров они должны начинаться и протекать без каких-либо предварительных ультимативных условий, принуждения, диктата и угроз.

Консультации – одно из средств мирного разрешения спора, получившее широкое распространение после Второй мировой войны и закрепленное в большом количестве двусторонних и многосторонних соглашений.

Консультирующиеся стороны могут заранее устанавливать периодичность встреч, создавать консультационные комиссии. Особенности консультаций способствуют скорейшему поиску компромиссных решений, а также реализации достигнутых договоренностей в целях предупреждения новых споров. Консультации, можно считать, являются одной из разновидностей переговоров.

Добрые услуги – это один из способов разрешения спора, при котором сторона, не участвующая в споре (государство, международная организация, общественный или политический деятель), по своей инициативе или по просьбе сторон, участвующих в споре, вступает в процесс в качестве посредника урегулирования. Добрые услуги направлены на установление контактов между сторонами. При этом сторона, оказывающая добрые услуги, сама в переговорах не участвует, так как ее задача – облегчить сотрудничество спорящих сторон. Предложение добрых услуг не должно рассматриваться в качестве недружественного акта по отношению к спорящим сторонам. Добрые услуги зачастую перерастают в посредничество.

Посредничество само по себе предполагает участие третьей стороны в целях мирного разрешения спора. При посредничестве спорящие стороны выбирают третье лицо (государство, представителя международной организации), которое вступает в спор в качестве самостоятельного участника спора. Участвуя в переговорах спорящих сторон, посредник призван содействовать выработке приемлемого для обеих сторон решения спора. Посредник вправе предлагать свои варианты решения спора, хотя варианты посредника не носят для спорящих сторон обязательного характера. Посредничество очень схоже с добрыми услугами, хотя имеются и существенные различия. Во-первых, к посредничеству прибегают при согласии спорящих сторон, а добрые услуги могут быть использованы и с согласия одной стороны. Во-вторых, посредничество заключается не только в облегчении контактов, но и в согласовании позиций спорящих сторон, т. е. посредник имеет право разрабатывать свои способы урегулирования спора между сторонами и предлагать их им. Регламентация порядка проведения посредничества содержится в Гаагских конвенциях 1899 и 1907 гг.

Переговоры в международном праве

ПЕРЕГОВОРЫ МЕЖДУНАРОДНЫЕ — МЕЖДУНАРОДНЫЕ ПЕРЕГОВОРЫ … Юридическая энциклопедия

Переговоры — Международные переговоры коммуникация между сторонами для достижения своих целей, при которой каждая из сторон имеет равные возможности в контроле ситуации и принятии решения. В узком смысле рассматривается как один из методов… … Википедия

ПЕРЕГОВОРЫ МЕЖДУНАРОДНЫЕ — (см. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ПЕРЕГОВОРЫ) … Энциклопедический словарь экономики и права

ПЕРЕГОВОРЫ МЕЖДУНАРОДНЫЕ — одна из наиболее эффективных форм делового общения субъектов международного права для обмена мнениями по вопросам, представляющим взаимный интерес, установления, поддержания и развития сотрудничества в различных областях международных отношений,… … Юридический словарь

МЕЖДУНАРОДНЫЕ ВЫСТАВКИ И ЯРМАРКИ — особая форма мирового рынка, где демонстрируются образцы товаров, достижения хозяйства, науки и техники, культуры и искусства, проводятся деловые переговоры потенциальных участников сделок купли продажи, уточняются коммерческие позиции,… … Юридическая энциклопедия

Переговоры об ограничении стратегических вооружений — Эта статья нуждается в дополнительных источниках для улучшения проверяемости. Вы можете помочь … Википедия

Международные инвесторы — (International investors) Содержание Содержание Определения описываемого предмета Эволюция развития международных инвестиционных отношений Понятие международного инвестиционного права Участники международных инвестиций Формы международного… … Энциклопедия инвестора

Международные Дельфийские игры (МДС) — У этого термина существуют и другие значения, см. Международные Дельфийские игры. Международные Дельфийские игры, проводимые Международным Дельфийским Советом, представляют собой конкурсы, фестивали, выставки и презентации в различных областях… … Википедия

МЕЖДУНАРОДНЫЕ НАЛОГОВЫЕ СОГЛАШЕНИЯ — правовая основа международных налоговых отношений. Эти соглашения заключаются в целях избежания двойного налогообложения доходов и капитала юридич. и физич. лиц, а также отд. видов предпринимательской деятельности. Как правило, соглашения об… … Финансово-кредитный энциклопедический словарь

Международно-правовые основы переговоров

Как и всякие иные межгосударственные отношения, переговоры должны проводиться в соответствии с международным правом. Это положение подчеркивается в международных актах. В Парижской хартии для новой Европы 1990 г. выражена решимость государств «определять, в соответствии с международным правом, соответствующие механизмы мирного урегулирования любых споров. ».

Значение опоры на международное право, на демократические принципы при урегулировании конфликтных ситуаций отмечается Концепцией внешней политики России 2000 г.: «Российская Федерация исходит из того, что поиск конкретных форм реагирования международного сообщества на различные острые ситуации, включая гуманитарные кризисы, должен вестись коллективно на основе четкого соблюдения норм международного права и Устава ООН». В первую очередь это касается основных принципов международного права. Как известно, такими принципами являются неприменение силы, мирное разрешение споров, невмешательство, сотрудничество, самоопределение, суверенное равенство, уважение прав человека, территориальная целостность государств, нерушимость границ, добросовестное выполнение обязательств.

Истории известны два основных способа решения межгосударственных проблем. Один из них — война и диктат, другой — переговоры и соглашение. Современное международное право исключает первый способ, ставит его вне закона. Устав ООН обязывает воздерживаться не только от применения силы, но и от угрозы силой (ст. 2.4). Принцип неприменения силы делает противоправными угрозу силой или ее применение также в ходе переговоров. Это касается не только военной силы, но и экономического насилия, которое издавна служит промышленно развитым странам в качестве инструмента воздействия на переговоры Международное право: Учебник / Отв. ред. Ю. М. Колосов, В. И. Кузнецов. — М.: Международные отношения, 1999. С. 182..

Устав ООН в ст. 1 ставит на первое место обязательство «проводить мирными средствами, в согласии с принципами справедливости и международного права, улаживание международных споров и ситуаций, которые могут привести к нарушению мира». О том, что это относится не только к спорам, способным привести к нарушению мира, свидетельствует следующее общее положение: международные споры должны разрешаться «мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир и безопасность и справедливость» (ст. 2.3). В этой связи нельзя не отметить то значение, которое придается принципу справедливости в мирном урегулировании. Заслуживает внимания и тот факт, что слова «в согласии с принципами справедливости и международного права» были включены в проект п. 1 ст. 1 Устава ООН в результате совместной поправки, предложенной СССР, США, Великобританией и Китаем.

Государства и международные организации регулярно подчеркивают значение принципа мирного урегулирования споров, рассматривают его как существенное дополнение принципа неприменения силы. В Итоговом документе Венской встречи СБСЕ 1989 г. говорится: «Государства-участники подтверждают свою приверженность принципу мирного урегулирования споров, будучи убеждены в том, что он является существенным дополнением к обязанности государств воздерживаться от угрозы силой или ее применения. ».

Совещание СБСЕ 1990 г., специально посвященное мирному урегулированию споров, подчеркнуло, что «в нынешних условиях принцип мирного урегулирования споров приобретает особую значимость. ». Значение принципа настолько существенно для современной международной жизни, что он рассматривается не только как принцип международного права, но и как одно из главных положений морали. Министр иностранных дел Италии Дж. Андреотти назвал его «частью нравственного наследия международного сообщества».

Таким образом, ставя применение силы вне закона, международное право делает переговоры главным средством урегулирования возникающих перед государствами проблем. Подобное положение имеет прочную основу в международной реальности. Решение межгосударственных вопросов с помощью силы может поставить под угрозу само существование человечества. Даже применение конвенционных вооруженных сил во взаимоотношениях промышленно развитых стран порождает глобальную опасность, поскольку может повредить ядерные установки, химические и иные предприятия, использующие технологии, которые в случае выхода из-под контроля, создадут глобальную угрозу.

Принцип мирного урегулирования посвящен в основном особому случаю, а именно тому, когда между государствами возникает спор. Вместе с тем относящиеся к нему правила регулируют проведение любых переговоров. Из принципа мирного урегулирования споров вытекает обязанность государств при возникновении того или иного вопроса, нуждающегося в решении, прибегать, прежде всего, к переговорам.

Принцип мирного урегулирования споров возлагает обязанности не только на стороны в споре, но и на другие государства. Они должны воздерживаться от любых действий, которые могут ухудшить положение настолько, что подвергнут угрозе поддержание международного мира и безопасности. Серьезные ограничения для вмешательства третьих государств в переговоры устанавливает принцип невмешательства.

Это интересно:  По правильному ведению переработки при суммированном учете

Первостепенное значение для переговоров имеет принцип суверенного равенства, в соответствии с которым все государства юридически равны и обязаны уважать правосубъектность друг друга. Только демократические переговоры, основанные на признании равноправия сторон и учете их законных интересов, способны дать надежный результат, привести к принятию эффективного договора. Договор — это соглашение равноправных суверенных государств, эффективность которого зависит от его соответствия интересам сторон. Поэтому весь процесс подготовки договора должен быть подчинен цели достижения взаимовыгодного соглашения. Равноправие участников — основа международных переговоров.

Важное значение для переговоров имеет принцип добросовестного выполнения обязательств по международному праву. В соответствии с этим принципом участники переговоров должны добросовестно выполнять свои обязательства, вытекающие из общепризнанных принципов и норм международного права, из международных договоров, и в частности из соглашения о переговорах. Это общее требование. Более конкретные обязательства состоят в том, что международному праву должны соответствовать предложения участников, методы ведения переговоров и их конечный результат — соглашение.

Урегулирование любой международной проблемы должно осуществляться с учетом имеющихся по ней соглашений между участвующими государствами. Отступление от приведенного положения означает ревизию ранее заключенных договоров. Она правомерна лишь при наличии согласия всех участников. В ходе переговоров каждый участник вправе принимать во внимание то, как другие участники выполняют принятые на себя обязательства, и обращать их внимание на соответствующие факты.

Существенное значение для переговоров имеет принцип добросовестности, утвердившийся в современном международном праве и внесший в него немало новых моментов. Достаточно сказать, что один из важнейших принципов международного права — «договоры должны соблюдаться» (pacta sunt servanda) сегодня стал принципом «добросовестного выполнения обязательств по международному праву». Значение принципа добросовестности подчеркивается Международным Судом ООН. Cуд аргументированно доказывает, что принцип добросовестности является основным принципом. Общее требование принципа добросовестности состоит в том, чтобы участники переговоров сделали все необходимое для достижения взаимоприемлемого соглашения, вели переговоры честно, не создавали искусственных препятствий Бирюков П. Н. Международное право: Учебное пособие. — Воронеж: ВГУ, 2004. С. 107..

Все это имеет существенное практическое значение. Известны случаи, когда, не желая заключения договора, прибегают к откровенной фальсификации для оправдания своей позиции. В конце 1950-х гг., когда стала особенно очевидной необходимость заключения соглашения о запрещении ядерных испытаний, Комиссия по атомной энергии США сообщила, будто обнаружить подземные ядерные взрывы можно лишь на небольшом расстоянии, и, следовательно, контроль за соблюдением соглашения будет невозможен. Фальсификация была вскрыта в ходе расследования, проведенного сенатором Хэмфри.

Правовое регулирование переговоров осуществляется указанными принципами международного права и рядом обычных норм. Конвенции, посвященной переговорам, нет. Это придает особое значение резолюции Генеральной Ассамблеи ООН «Принципы и установки для ведения международных переговоров», принятой 20 января 1999 г. Резолюция подчеркивает значение переговоров как одного «из гибких и эффективных средств, в частности, мирного урегулирования споров между государствами и выработки новых международных норм поведения». Отмечается, что в ходе переговоров государства должны руководствоваться соответствующими принципами международного права. Далее в резолюции излагаются указанные ранее принципы. Дополнительно указывается принцип «достижения декларируемой цели переговоров». Резолюция формулирует ряд основных правил ведения переговоров, которые именуются «установками». Таковыми являются: а) добросовестность; б) участие в переговорах государств, жизненные интересы которых непосредственно затрагиваются обсуждаемыми вопросами; в) цель и предмет переговоров должны соответствовать принципам и нормам международного права; г) следует придерживаться взаимно согласованных рамок переговоров; д) поддерживать конструктивную атмосферу на переговорах и воздерживаться от любых шагов, которые могли бы привести к срыву переговоров или помешать их проведению; е) следует сосредоточить внимание на достижении главных целей переговоров; ж) если переговоры заходят в тупик, государства должны сделать все возможное для достижения взаимоприемлемого и справедливого решения.

Как видим, большинство установок как бы раскрывает содержание принципа добросовестности применительно к переговорам. Пункт «б» подтверждает право непосредственно заинтересованных государств на участие в переговорах. Пункт «в» конкретизирует принцип добросовестного выполнения обязательств по международному праву применительно к переговорам. Отмечу подтверждение положения о том, что участники переговоров должны воздерживаться от любых шагов, которые могли бы привести к срыву переговоров или помешать их проведению.

Приведенные положения по существу раскрывают обязательства, вытекающие из соглашения о переговорах. К сожалению, роль такого рода соглашений пока не привлекла к себе внимания исследователей. Переговоры возможны лишь в результате согласия участников. Если государства договорились решить определенный вопрос путем переговоров, то это соглашение, которое участники обязаны соблюдать. Каждый из них может отказаться от него, но пока оно существует, ему необходимо следовать.

К соглашениям о переговорах примыкают различного рода предварительные договоренности. Наиболее ограниченная договоренность такого рода содержит обязательство заключить договор по определенному вопросу без обозначения его содержания. Более значительным видом предварительной договоренности является такая, которая фиксирует согласие об основных положениях будущего договора. Такую договоренность именуют pactum de contrahendo, т.е. соглашение о заключении договора.

Л.А. Камаровский писал: «Иногда до заключения самого договора стороны определяют в предварительном соглашении основания, на которых они хотят заключить договор (pactum de contrahendo). Это есть обещание». В отличие от этого Л. Оппенгейм считает pactum de contrahendo полноценным договором. Такой договор «представляет собой соглашение относительно определенных условий, которые должны быть включены в будущий договор, и связывает стороны».

К pactum de contrahendo близки прелиминарные, предварительные, договоры. Они используются для определения основных положений подлежащих заключению мирных договоров и именуются прелиминарными мирными договорами. Содержащиеся в таких договорах положения не предназначены для непосредственного регулирования отношений сторон. Договоры обязывают закрепить эти положения в будущем мирном договоре. Основы мирных договоров после Второй мировой войны были подробно изложены в соглашениях о перемирии, заключенных с потерпевшими поражение союзниками гитлеровской Германии. В результате были совмещены соглашения о перемирии с прелиминарными соглашениями об основном содержании мирных договоров.

От pactum de contrahendo следует отличать случаи, когда договор содержит нормы по определенному вопросу и предусматривает, что в их развитие будут заключены соглашения. Такие нормы являются непосредственно действующими и до заключения соглашений, тогда как положения pactum de contrahendo смогут регулировать соответствующие отношения лишь после воплощения в договоре, заключение которого им предусмотрено. Правда, стороны могут договориться и о придании положениям pactum de contrahendo прямого действия. Но в таких случаях речь пойдет, скорее, о предварительном, прелиминарном, соглашении, носящем временный характер и подлежащем замене договором, сохраняющим положения прелиминарного соглашения.

Порой обстоятельства побуждают государства как можно скорее урегулировать определенную проблему. В таких случаях государства прибегают к помощи предварительных соглашений, позволяющих немедленно приступить к сотрудничеству в соответствующей сфере и дающих возможность подготовить окончательный договор. В большинстве случаев соглашение о переговорах (pactum de negotiando) носит не юридический, а политический характер, возлагает на стороны морально-политические обязательства.

Система мирных средств урегулирования споров в современном международном праве

Дипломатические переговоры

Роль средств мирного разрешения споров особенно возросла с закреплением в международном праве принципа мирного разрешения споров, возложившим императивную обязанность на государства регулировать свои разногласия исключительно мирными средствами.

В системе средств мирного урегулирования споров особое место занимают непосредственные дипломатические переговоры между спорящими сторонами. «Из всех средств мирного разрешения международных споров выделяется одно средство, значительно более универсальное и более эффективное, чем другие. Это непосредственные дипломатические переговоры между спорящими сторонами» — отмечает Д. Б. Левин.

Рассматривая непосредственные переговоры как ведущее средство мирного разрешения международных разногласий, Э. А. Пушмин отмечает: «Преимущество переговоров перед другими методами мирного урегулирования состоит прежде всего в том, что в процессе непосредственного, прямого общения стороны имеют возможность ближе познакомиться с позициями друг друга, взаимными претензиями и, проявляя добрую волю и стремление к миру, прийти к взаимоприемлемому решению всех спорных вопросов».

Идея первоочередности непосредственных переговоров в системе средств мирного урегулирования отражена в Уставе ООН и в большинстве других международно-правовых документов. П. 10 Раздела I Манильской декларации о мирном разрешении международных споров, принятой под эгидой ООН, гласит: «Государствам следует иметь в виду, без ущерба для права свободного выбора средств, что прямые переговоры являются гибким и эффективным средством мирного разрешения их споров». Гибкость и эффективность этого средства можно объяснить несколькими причинами. Во-первых, непосредственные переговоры могут «безболезненно» применяться сторонами как при политических, так и правовых спорах. Так, например, одна из форм переговоров — неофициальные переговоры — обеспечивают равноправное участие в них как признанных субъектов международного права, так и непризнанных политических образований за столом переговоров. Во-вторых, в двусторонних переговорах, где в отличие от всех других средств мирного урегулирования споров участвуют лишь стороны в споре, исключается возможность давления третьей стороны и сторонам предоставляется возможность контролировать все этапы процесса переговоров: от начала и до конца, и вести его так, как это представляется им наиболее целесообразным. В-третьих, существенной особенностью непосредственных переговоров является их эффективность. Этим объясняется то обстоятельство, что многие международно-правовые акты содержат обязательство их участников проводить переговоры, консультации или обмен мнениями при возникновении противоречий. Подобное обязательство предусматривается, например, Соглашением о деятельности на Луне и других небесных телах. П. 2 ст. 15 этого Соглашения гласит: «Государство-участник, которое имеет основание полагать, что другое государство-участник не выполняет обязательств, возлагаемых на него настоящим Соглашением, или что другое государство-участник нарушает права, которыми первое государство пользуется в соответствии с настоящим Соглашением, может запросить проведения консультаций с этим государством-участником. » Аналогичным образом, п. 1 ст. 283 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. устанавливает, что «если между государствами-участниками возникает спор, касающийся толкования или применения настоящей Конвенции, то стороны в споре без промедления приступают к обмену мнениями относительно его урегулирования путем переговоров или другими мирными средствами».

Это интересно:  Личные права гражданина рф по конституции

Отмечая достоинства непосредственных переговоров, необходимо отметить и некоторые недостатки этой процедуры. Во-первых, на переговорах возможно давление более «сильной» стороны. Иными словами, нет правового механизма для обеспечения реального равенства сторон. Во- вторых, нелимитированность сроков, зачастую, способствует неоправданному затягиванию процесса мирного урегулирования. В-третьих, результат переговоров не обладает силой и авторитетом решений международного судебного органа. Можно предположить, что вышеперечисленные аргументы, как правило, бывают «на руку» политически и экономически сильной стороне, у которой в споре, возможно, более уязвимая правовая позиция.

Наряду с преимуществами процедуры переговоров рядом представителей международно-правовой доктрины отмечались недостатки переговоров как средства мирного урегулирования. Так, Д. Б. Левин пишет: «Переговоры есть традиционное средство урегулирования и их преимущества и недостатки хорошо известны» [37, c. 88].

Первоочередность непосредственных переговоров признается многими представителями западноевропейской науки международного права. Так, А. Фердросс пишет: «Дипломатический путь является лучшим способом улаживания споров, т.к. путем непосредственных переговоров между сторонами скорее всего может быть достигнуто простое взаимопонимание» [47, c. 399]. Л. Оппенгейм отмечал, что «простейшим способом урегулирования международных споров, к которому, как правило, прибегают государства, прежде чем обратиться к другим способам, являются переговоры» [41, c. 41].

Рассматривая систему средств мирного урегулирования, американский представитель международно-правовой науки Ч. Хайд указывал: «Возможности, связанные с использованием дипломатических переговоров, играют выдающуюся роль в международной жизни» [48, c. 432].

В настоящее время прослеживается тенденция инициирования и проведения переговоров в рамках универсальных и региональных международных организаций. Под эгидой многих из них проходят официальные и неофициальные обсуждения.

Неоднократно в международных соглашениях подчеркивалась необходимость эффективного использования возможных функций тех или иных организаций и их органов в области мирного разрешения споров. Подтверждением данной практики явилось принятие Генеральной Ассамблеей ООН в год 40-ой годовщины ООН резолюции № 40/9 от 08.11.1985 года. Резолюция содержит «торжественный призыв к государствам, находящимся в состоянии конфликта, немедленно прекратить военные действия и приступить к урегулированию споров между ними путем переговоров и другими мирными средствами» (п. 1).

Подобный подход предусматривается и на европейском региональном уровне. Так, в Разделе I Положения процедуры СБСЕ по мирному урегулированию Валлеттского документа 1991 г. предусматривается, что «если между государствами-участниками возникает спор, они без лишних промедлений добросовестно стремятся урегулировать этот спор посредством прямых консультаций и переговоров. ». Обращение, в первую очередь, к процедуре переговоров предусмотрено в п. 3 Раздела V Декларации принципов СБСЕ, которая содержит обязательство государств-участников «использовать такие средства, как переговоры. ».

Создание механизма СБСЕ по мирному урегулированию спора согласно Разделу IV Валлеттского механизма возможно лишь в случае «если стороны в течение разумного срока не могут в свете всех обстоятельств спора урегулировать этот спор в ходе прямых консультаций или переговоров». Причем, Механизм СБСЕ может выступить с общими или конкретными замечаниями или выдвинуть рекомендацию в отношении начала или возобновления процесса переговоров между сторонами.

Среди субрегиональных международных организаций примечательна практика Западно-африканского экономического сообщества (ЗАЭС). Хартия этой организации предусматривает, что «все споры, возникающие между членами ЗАЭС в связи с толкованием или применением договора, должны решаться полюбовно путем прямого соглашения», т.е. прямых переговоров. И лишь в случае, когда достижение такого полюбовного соглашения невозможно, «любая сторона в споре может передать это дело в Трибунал Сообщества».

Из международно-правовых актов с ограниченной сферой действия, предусматривающих процедуру проведения прямых переговоров, можно указать Конвенцию об использовании реки Мозель (1956 г.) и Протокол о предотвращении загрязнения реки Мозель (1961 г.).

Рассматривая непосредственные переговоры в качестве средства мирного урегулирования, следует выделить их особую разновидность — консультации в настоящее временя все чаще выступающих в качестве самостоятельного средства мирного разрешения споров. Хотя ст. 33 Устава ООН не устанавливает консультации в качестве отдельного средства мирного урегулирования, они предусматриваются все большим количеством договоров, в особенности для разрешения споров, возникающих при толковании или применении соответствующих договоров. Так, ст. 84 Венской конвенции о представительстве государств в их отношениях с международными организациями 1963 г. гласит, что «если между двумя или несколькими государствами-участниками настоящей Конвенции возникает спор по поводу ее применения или толкования, по просьбе любой из них между ними проводятся консультации». Венская Конвенция о правопреемстве государств в отношении договоров (1978 г.) предусматривает, что «в случае возникновения спора между двумя или несколькими участниками настоящей Конвенции относительно ее толкования или применения, они будут по просьбе любого из них стремиться разрешить его путем проведения консультаций и переговоров».

Обращение к консультациям было признано необходимым и в отношениях развивающихся стран, которые в Заключительной декларации Гаванской конференции глав государств и правительств подчеркнули необходимость «развивать солидарность и сотрудничество между всеми государствами-участниками движения неприсоединения также с помощью консультаций».

Среди международных многосторонних соглашений, содержащих положения об обязательных консультациях в случае возникновения споров между их участниками следует отметить соглашение о ГАТТ, ст. 22 которого устанавливает общую обязанность консультироваться с каждым государством-участником, которое этого потребует, а при не достижении согласия — со всеми участниками в совокупности.

Требования о проведении обязательных консультаций предусмотрены также Договором о космосе (1967 г.), Договором о запрещении размещения на дне морей и океанов и в его недрах ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения (1971 г.); Конвенцией о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического оружия и токсинов и их уничтожении и др.

В некоторых международно-правовых договорах проведение консультаций связывается с переговорами. Такой порядок предусмотрен, например, ст. 42 Конвенции 1983 г. о правопреемстве государств в отношении государственной собственности, государственных архивов и государственных долгов.

Особенностью консультаций как мирного средства урегулирования споров является то, что в некоторых случаях они могут быть применены в качестве предварительного этапа в процессе урегулирования споров. Вышеуказанную процедуру предусматривают, например, Договор об Антарктиде (1959 г.); Конвенция 1979 г. о физической защите ядерного материала; Конвенция о сохранении морских живых ресурсов Антарктиды (1980 г.) и др. Общим для указанных статей является обязательство проведения совместных консультаций в целях урегулирования спора мирными средствами.

Примечательно, что в Конвенции ООН по морскому праву, фигурирует понятие «обмен мнениями». Думается, что применение данного термина не несет специальной смысловой нагрузки, отличной от термина «консультации». В подтверждение этой мысли можно сослаться на п. 1 и п. 2 ст. 283: мирный урегулирование спор дискуссия

«1 Если между государствами-участниками возникает спор, касающийся толкования или применения настоящей Конвенции, то стороны в споре без промедления приступают к обмену мнениями относительно его урегулирования путем переговоров или другими мирными средствами;

2 Стороны также без промедления проводят обмен мнениями, когда процедура урегулирования спора была прекращена без достижения урегулирования или когда спор урегулирован и обстоятельства требуют консультаций относительно способа осуществления урегулирования».

Сама процедура переговорного процесса обычно начинается по предложению одной из сторон в споре. После подобного предложения видится три возможных варианта реакции противоположной стороны. Она может согласиться на вступление в переговорный процесс или, согласившись на переговоры в принципе, выдвинуть предварительные условия. Подобная постановка вопроса может во многом помешать переговорному процессу или просто завести стороны в тупик. Следует согласиться с мнением, что «одним из условий эффективного проведения переговоров является не выдвижение сторонами каких-либо предварительных условий для переговоров» [33, c. 60]. Отмечают также, что «выдвижение предварительных условий может указывать на отсутствие доброй воли и на чувство недоверия». Сторона может, наконец, отказаться от переговоров, мотивируя это, в том числе, и отсутствием самого спора. Именно во избежание злоупотребления государствами последней мотивировки, ряд международных соглашений возлагает на государства-участников обязанность проводить «переговоры», «консультации» или «обмен мнениями». В качестве примеров можно привести п. 1 ст. 15 Соглашения о деятельности государств на Луне и других небесных телах (1979 г.); ст. 84 Венской конвенции о представительстве государств в их отношениях с международными организациями универсального характера; п. 1 ст. 283 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.; п. 2 ст. 8 Договора 1959 года об Антарктиде. В некоторых случаях обязательство о начале или возобновление переговоров сторонам в споре может быть наложено обязательным для сторон судебным решением. В этой связи можно упомянуть заявление Международного Суда по делам о юрисдикции в области рыболовства. В частности, Суд заявил, что «обязательство вести переговоры вытекает из самого характера соответствующих прав сторон, поэтому указание им вести переговоры является надлежащим осуществлением судебной функции в этом деле». В том же решении Суд высказал мнение о том, что обязательство вести «переговоры представляют собой лишь особое применение принципа, который лежит в основе всех международных отношений и который к тому же признается в ст. 33 Устава ООН как одно из средств мирного разрешения международных споров».

Это интересно:  Гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью с момента

В случае признания всеми сторонами наличия спора, определяются условия самих переговоров. В частности, уровень, т.е. кем будут вестись переговоры: специальными представителями, делегациями в рамках совместных дипломатических комиссий (к которым часто прибегали при урегулировании территориальных споров или споров в отношении водных путей) или на ином уровне. Некоторую сложность может представить отсутствие дипломатических отношений между государствами-сторонами в споре. В этом случае могут быть обеспечены контакты через соответствующие дипломатические представительства, аккредитованные в третьей стране или международной организации. Применительно к этим случаям п. 3 ст. 15 Соглашения о деятельности государств на Луне и других небесных телах предусматривает: «Государство-участник, которое не поддерживает дипломатических отношений с другим(и) заинтересованным(и) государством(вами), принимает участие в таких консультациях по своему усмотрению либо непосредственно, либо через другое государство-участника или Генерального секретаря, выступающих в качестве посредника».

Что касается продолжительности процесса переговоров, то представляется, что международно-правовая договорная практика сделала существенный шаг в вопросе обеспечения скорейшего разрешения споров и недопущения беспричинного затягивания одной из сторон процесса переговоров. Речь, в частности, идет об установлении рядом международных соглашений определенного срока, по истечении которого любая сторона может прибегнуть к другим средствам мирного урегулирования. Приведем примеры: п. 1 ст. 14 соглашения об учреждении Организации восточно-карибских государств говорит о том, что «любой спор, возникающий между двумя или несколькими государствами-членами, мирно решается путем прямой договоренности». Далее, п. 2 той же статьи гласит: «Если спор не разрешен в течение трех месяцев с момента поступления просьбы, о которой говорится в предыдущем пункте, любая сторона в споре может передать его на примирительную процедуру, предусмотренную в Приложении А. ».

Аналогичное требование предусмотрено п. 1 ст. 85 Венской конвенции о представительстве государств в их отношениях с международными организациями универсального характера (1975 г.): «Если спор не был разрешен в результате консультаций, указанных в ст. 84, в течение одного месяца с момента начала консультаций, любое государство, участвующее в консультациях, может передать спор в примирительную комиссию. ».

Больший срок на урегулирование спора путем консультаций и переговоров установлен ст. 42 Венской конвенции о правопреемстве государств в отношении договоров (1978 г.): «Если спор не был разрешен в течение шести месяцев со дня просьбы, указанной в ст. 41, любая сторона в споре может передать его на примирительную процедуру, предусмотренную в Приложении к настоящей Конвенции. ».

Важным фактором, способствующим успешному разрешению споров в ходе переговоров должна быть гибкость сторон, позитивный подход, которого они должны придерживаться.

Требование ответственного подхода к проведению прямых переговоров предусматривается п. 10 Раздела I Манильской декларации о мирном разрешении международных споров: «Когда государства решают прибегнуть к прямым переговорам, их следует вести целенаправленно для достижения скорейшего разрешения, приемлемого для сторон. ». Этот пункт является практическим воплощением идеи, заложенной в п. 5 Раздела I той же декларации, содержащей призыв к позитивному подходу и устанавливающей, что «государства стремятся в духе доброй воли и сотрудничества к скорейшему и справедливому урегулированию всех своих международных споров. » [6].

Задачу обеспечить позитивный и конструктивный подход к началу, проведению или возобновлению переговоров неоднократно поднимали в своих резолюциях Генеральная Ассамблея, Совет Безопасности и иные органы и специализированные учреждения ООН, в том числе и Международный Суд. В своем решении, касающемся Юго-Западной Африки, Суд заявил, что «важна не столько форма переговоров, сколько подход и мнение сторон по основным аспектам соответствующих вопросов. Пока обе стороны сохраняют непреклонность — нет оснований полагать, что спор может быть разрешен путем дальнейших переговоров между сторонами».

Существенным фактором, стимулирующим переговорный процесс, может стать привлечение третьей стороны. Следует оговориться, что речь идет не об осуществлении посредничества или добрых услуг, а о мерах по содействию процессу переговоров третьей стороной. В подобных случаях целесообразней, хотя бы с политической точки зрения, обращение, например, к главам международных организаций, привлечение физических лиц, не занимающих никаких официальных постов, например, бывших министров, ректоров университетов, авторитетных представителей доктрины международного права и т.д. Такая возможность предусмотрена, например, п. 3 ст. 15 Соглашения о деятельности государств на Луне и других небесных телах 1979 года: «Если возникают трудности в связи с началом консультаций или если консультации не позволяют прийти к взаимоприемлемому урегулированию, любое государство-участник в целях урегулирования спора может обратиться за содействием к Генеральному Секретарю, не заручаясь согласием другой стороны в споре».

По общему правилу, в случаях достижения договаривающимися сторонами согласия, принимается политико-правовой документ, как правило, в форме всеобъемлющего соглашения, совместного заявление или коммюнике. Принятию более обстоятельного соглашения могут предшествовать меморандум или заявление.

Определенную сложность представляют случаи безрезультатного исхода прямых переговоров. Некоторые авторы высказываются крайние суждения, указывая, что провал переговоров неизбежно ведет к вооруженному конфликту. Другие соглашаются с тем, что это возможно при условии, что переговоры прерваны из-за разрыва дипломатических отношений.

В случае безрезультатного исхода переговоров, стороны могут либо отложить процесс переговоров «sive die», либо опубликовать коммюнике, фиксирующее их неудачное завершение. В то же время провал переговоров вовсе не подразумевает приостановления процесса мирного урегулирования. Стороны незамедлительно приступают к поиску других средств, приемлемых для скорейшего разрешения спора. По этому поводу в п. 7 Раздела I Манильской декларации сказано: «В случае, если стороны в споре не достигнут его скорейшего разрешения с помощью любого из вышеуказанных средств урегулирования, они продолжают стремиться к его мирному разрешению и незамедлительно консультируются в отношении взаимно согласованных средств для разрешения спора мирным путем».

Подобная процедура предусмотрена Разделом IV Валлеттских положений процедуры СБСЕ по мирному урегулированию споров, согласно которой: «Если стороны в течение разумного срока не могут в свете всех обстоятельств спора урегулировать этот спор в ходе прямых консультаций или переговоров или договориться о надлежащей процедуре урегулирования спора, любая сторона в споре может обратиться с просьбой о создании Механизма СБСЕ по урегулированию споров путем уведомления другой стороны или сторон в споре». Тот же принцип заключен в ряде резолюций Генеральной Ассамблеи, рекомендовавшей возможность принятия многоэтапных альтернативных мер в случае, если переговоры не завершается разрешением спора.

Тем не менее, непосредственные переговоры — универсальное, наиболее простое, гибкое и в большинстве своем приемлемое для сторон в любом споре, независимо от его характера, средство мирного урегулирования.

Посредством переговоров в практике международных отношений разрешались споры, принадлежащие к самой сложной их категории — территориальным спорам. Примером тому является успешное разрешение территориальных вопросов между Нидерландами и ФРГ, Мали и Мавританией, Аргентиной и Уругваем, Китаем и Бирмой, Китаем и Непалом и множество других. Путем переговоров были решены практически все пограничные вопросы между Уругваем и Аргентиной.

Для переговоров, действительно, характерно то, что они обычно предшествуют использованию других средств мирного разрешения споров, а нередко являются и завершающей стадией урегулирования.

Статья написана по материалам сайтов: dic.academic.ru, vuzlit.ru, studwood.ru.

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий